45 лет «ОКНАМ, УЛИЦАМ, ПОДВОРОТНЯМ» — Театр Суббота
Версия для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТ

45 лет «ОКНАМ, УЛИЦАМ, ПОДВОРОТНЯМ»

45 лет «ОКНАМ, УЛИЦАМ, ПОДВОРОТНЯМ»45 лет «ОКНАМ, УЛИЦАМ, ПОДВОРОТНЯМ»45 лет «ОКНАМ, УЛИЦАМ, ПОДВОРОТНЯМ»45 лет «ОКНАМ, УЛИЦАМ, ПОДВОРОТНЯМ»45 лет «ОКНАМ, УЛИЦАМ, ПОДВОРОТНЯМ»45 лет «ОКНАМ, УЛИЦАМ, ПОДВОРОТНЯМ»45 лет «ОКНАМ, УЛИЦАМ, ПОДВОРОТНЯМ»45 лет «ОКНАМ, УЛИЦАМ, ПОДВОРОТНЯМ»45 лет «ОКНАМ, УЛИЦАМ, ПОДВОРОТНЯМ»45 лет «ОКНАМ, УЛИЦАМ, ПОДВОРОТНЯМ»45 лет «ОКНАМ, УЛИЦАМ, ПОДВОРОТНЯМ»45 лет «ОКНАМ, УЛИЦАМ, ПОДВОРОТНЯМ»

25 мая 2019 года легендарный спектакль «Субботы» отметил юбилей! В этот день в переполненном зале мы снова играли «Окна, улицы, подворотни», особый спектакль для нашего театра. Он определил жизнь «Субботы» на многие годы вперед. И сегодня спектакль остается камертоном театра. Известно, что «Суббота» была создана Ю. А. Смирновым-Несвицким вместе с ребятами, пришедшими с улицы. С ними и о них создавались «Окна, улицы, подворотни», ставшие голосом молодого поколения, вступившего в жизнь в 1970-е – годы, когда едва ощутившие дуновение свободы хрущевской Оттепели, советские люди погрузились в душную атмосферу брежневского Застоя.

Спектакль, созданный на основе историй судеб первых субботовцев, ими самими и исполненный на сцене в 1974 году, сегодня мы бы назвали документальным. Голоса подростков с Васильевского острова, ребят из одного двора стали исповедью молодых. Верность себе, своим идеалам,  искренность и простота исполнителей, ничем не отличавшихся от тех, кто сидел напротив — в зале, кроме желания говорить о своем — личном и  сокровенном, поразили зрителей, привыкших к дистанции официального искусства. В монологах молодых, в дворовых песнях, никогда не звучавших со сцены, в стихотворении Иосифа Бродского тоже впервые прозвучавшего публично на премьере «Окон, улиц, подворотен», речь шла ни об общественных проблемах, ни об устоях большого мира, а о простых, реальных, но сугубо частных проблемах людей. За этой живой, неравнодушной, волнующейся и непостоянной тканью человеческих чувств приходили и приходят на этот спектакль  в «Субботу» зрители вот уже 45 лет.

От все души поздравляем авторов, создателей, участников «Окон…» всех поколений! История продолжается!

 

ИЗ ИСТОРИИ СПЕКТАКЛЯ

За эти годы его увидели тысячи зрителей, сменилось несколько поколений артистов, игравших в нем. Как и любое значительное произведение рождался он в муках. Свидетельством тому дневниковые записи Юрия Александровича Смирнова-Несвицкого, который накануне премьеры писал: «Судьба этого спектакля трагическая. Он должен был получиться самым сильным, нервным, как будто кровь хлынула из горла. Но судьба за что-то мстила. Сначала ушли двое главных Жуков и его девушка. И не в том дело, что не могли играть их роли, а в том, что все стало заново тасоваться. Потом другие трудности. Все застарелые болезни, раны нашей «Субботы» как будто заговорили к дурной погоде. Может быть, потому что в спектакле все время идет дождь. Когда я чувствую, как исчезает общая связь, невидимая, друг с другом, то у меня опускаются руки. Мои слова, моя воля и чувство уже не пронзают ребят током. Нет и волнения перед приходом зрителя. Какая-то роковая черта видеть спектакль таким, каким он задумался! (…) Может быть, я не прав, может быть, во мне говорит режиссер, которому просто недостало количества репетиций, и все же, мне кажется, дело в другом. На репетициях 23-го и 24-го до конца выявился обрыв глубокого, фанатического контакта между мной и группой ребят, занятых в «Окнах». Накопившееся взорвалось невидимым взрывом. (…) Я так и не сказал им самого главного, чтобы у них забилось сердце, и вспыхнула бы общая мысль. Не сказал, не смог, когда все торопились домой. Но ведь были же в «Субботе» другие дни, когда все понимали меня, смотрели на меня горящими глазами и готовы были оставаться хоть на всю ночь, лишь бы был спектакль —исповедь души коллективной. Как страшно, когда рвутся эти «самые страшные в мире связи». Нет, спектакля нет и не будет, пока люди не вместе, не со мной, не друг с другом…»

Из рецензии И. и Н. Потаповых 1976 года в газете «Смена»:

Это спектакль о молодежи, о поиске, о стремлении молодых понять окружающий мир.

Три девочки с Васильевского острова, три подруги: Галя Романовская приехала в Ленинград из далекого уральского села, поступила на конфетную фабрику, затем на Балтийский завод; Маша Смирнова учится на театрального художника; Нина Савкина еще только ищет жизненную цель. И когда мы задаем себе вопрос, кто же автор этого сценария и спектакля, то, несмотря на то, что написан сценарий и поставлен спектакль руководителем клуба Ю.А. Смирновым-Несвицким, мы с полным правом можем сказать, что доля коллективного авторства здесь очень велика. В самом деле, спектакль рассказывает о действительных судьбах самих субботовцев, герои спектакля носят имена исполнителей.

Но это не только о субботовцах. Это и о нас. И Галя Романовская с ее «хрустальной мечтой», и Нина Савкина с желанием найти свою цель в жизни, и Маша с ее неудовлетворенностью собой — все это живет в нас. Театр устроил нам встречу с нами.

Проблема человеческого взаимопонимания — одна из главных в спектакле. Как важно, чтобы тебя понимали, даже если ты пока ничего не можешь объяснить. Для тех, кто сейчас на пороге жизни, важно, что есть люди с мечтой и без нее. Эти два мира постоянно сталкиваются в умах девчонок. И в этих столкновениях, только на первый взгляд простых, познаются по-настоящему и верящие, и не верящие в мечту…

…Нина Савкина любит свою собаку, и ей все равно – породистая она или нет. Инструктор-собаковод не может понять отношения девочки и преданного пса, в которых можно увидеть и стремление Нины просто к человеческой преданности и постоянству.

Галя заболела, попала в больницу, она мечтает вернуться на свой Васильевский остров. «Бедная девочка», – говорит медсестра. Она не может понять, что Гале нужна не жалость, а вера в силы, надежда. Картины Маши-художницы не нравятся парню из подворотни — Олегу, «Это дрянь! А эта картинка – тоже дрянь!». И не понять ему, что нет ничего хуже самодовольства и циничного равнодушия в оценке чужой работы.

Для того, чтобы понять этих девчонок, нужна щедрость души. Ее, конечно, нет у тех парней, что убили Нинину собаку. Эти парни в спектакле не наказаны, это внесценические образы. Но в рассказе Собаки, которую очень интересно сыграла Ира Семенова, выразительно возникает эта самая компания.

Нина Савкина запоминается в крике «Собаку мою не видели?», обращенном к зрителям, Ира Семенова – в финальном монологе Собаки, Боря Романовский – в эпизоде «на танцах».

Борис Романовский, один из «основателей» «Субботы», играет противоречивого, непростого Сергуню. Сергуня любит Галю, но любовь не мешает ему оскорбить ее грубым словом. Борис Романовский очень стоек в своей позиции как исполнитель – он чувствует остро именно драматическую судьбу Сергуни и последовательно развивает ее.

Героям спектакля очень близок мир детской игры, им понятен ее принцип: пусть так не бывает, но так интереснее. Игра актеров настолько убедительна, что мы, зрители, без колебаний принимает этот принцип, забывая про взрослое, рассудительное «зачем».

[…]

В наше время очень часто живой собеседник уступает место «неживым» средствам общения, например, телевизору. И это подчас способствует эмоциональной закрепощенности. После спектакля «Субботы», члены клуба просят зрителей поделиться своими впечатлениями. Многие молчат. Молчат, не потому что равнодушны к спектаклю, а просто не могут вырваться из круга внутренних переживаний. И задача «Субботы» и подобных ей молодежных театральных коллективов в том, чтобы избавить зрителей от уже ставшей привычной эмоциональной скованности.

***

Из статьи О. Скорочкиной 1994 года к 25-летию театра:

«Опять мне снится сон // Один и тот же сон, // Он вертится в моем сознанье // Словно колесо…» Этим убойным шлягером начала семидесятых начинается один из лучших спектаклей «Субботы» — «Окна, улицы, подворотни», и, может быть, этот шлягер – музыкальный эпиграф и ключ ко всему творчеству театра. (…) К нему пристают: в каком-таком жанре работаете?

В жанре русского народного сновидения. Четверть века все повторяется и повторяется этот сон – как ленинградские мальчики и «девочки-сестры из непрожитых лет» выбегают на сцену и со стихийным вдохновением актеров-романтиков разыгрывают перед зрителями драму своей жизни. В этой драме все перемешано, как в фантастическом сне про «портрет Пабло Пикассо»: жизнь и игра, актеры и зрители, времена, поколения, моды, мелодии, театральные пристрастия, стили, направления…

«Чудесный сплав» этого длинного театрального сна вобрал в себя наши страхи, наш юмор, наши предчувствия и нашу явь, нашу боль и надежды, и такой экзотический феномен загадочной русской души, как «наш маразм», до которого искушенному западному абсурдисту – как до Луны, потому что умом его не понять и аршином общим тоже не измерить. […]

«Суббота» никогда не была замечена в стремлениях отражать эпоху. Но эпоха в ней отразилась сама, без спроса. Все родимые пятна и отметины ушедшего времени отпечатались на ее страницах, заполненных ломким юношеским почерком. […]

«Суббота» — дворовое братство «ленинградских хроник», этих театрализованных страниц собственной жизни, с бесстрашием вынесенное на подмостки. Это братство «крепостных актерок», братство актеров театра «Глобус» (спектакль «Кто там весь в крови?»), окопное братство «Трех товарищей» Ремарка и братство пациентов психиатрической клиники («Ночь нежна» Фицджеральда).

Сегодня, когда в моду снова возвращаются брюки-клеш и туфли на платформе. «Субботе» не нужно гнаться за модой. Она из нее и не выходила. Она хранила в своих театральных сундуках одежду, в которой начинала играть в конце 60-х. Она все эти годы играла «Окна, улицы, подворотни» в широченных клешах и замшевых, с бахромой мини-юбках. Поэтому «Суббота» сегодня шагает в ногу с новым поколением на немыслимой высоте «платформе».

Опять мне снится сон, один и тот же сон…

Какие бы сны ни смотрела «Суббота» — из жизни детей ленинградских подворотен, героев русской классики или мировой литературы. Все равно в сущности – это «один и тот же сон»: чья-то юность, стоящая в подворотне, с поднятым от ветра воротником. Идет дождь. Зонтик – эмблема «Субботы» — перевернут вверх ногами.

***

Зрительский отклик Валерии Гороховой 26 мая 2019 года

Своими пронзительными и такими честными и понятными «Окнами» вы распахиваете двери в Театр, и влюбляете в себя. Для меня это был когда-то первый спектакль Субботы, и, вот, спустя годы, круг замкнулся на блестящей юбилейной постановке. 45-так много, и так мало. Начинается новая жизнь с прошлым накопленным опытом. Долголетия вам, удач, открытий и признания.

 

 


В статье использованы фотографии фотографа Михаила Григорьева.