ДОЖДИК НА ШКИПЕРСКОМ, СНЕГ НА КОСОЙ — Театр Суббота
Версия для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТ

ДОЖДИК НА ШКИПЕРСКОМ, СНЕГ НА КОСОЙ

Газета «Смена». 7 мая 1976

Искусство театра приносит радость общения. В театре любительском контакт зрителей и актеров дорог вдвойне, потому что здесь он часто достигается своеобразным путем — не посредством высокого мастерства, а благодаря искренности, теплоте атмосферы.

Тонко чувствуя эту особенность любительского театра, клуб «Суббота» и в новых своих работах стремится к воздействию на своих гостей многообразными формами «клубного общения».

Мы приходим на спектакль субботовцев «Окна, улицы, подворотни», нас встречают в фойе будущие исполнители и коротко знакомят с самим театром-клубом. Что это такое? Что за «Суббота»? за полчаса до спектакля показывают так называемый «театрализованный круг» (маленький спектакль перед спектаклем). Это «предпредставление» – своеобразная история создания клуба. как начиналась «Суббота», как возникли ее первые образы – маски: трепетный Пуфык Гениальный (Сергей Жуков), прямолинейный Автобус «Икарус» (Виктор Фуников), Маня Ошибкина, которая постоянно ошибается в своих симпатиях (Мария Смирнова).

Но вот звучит торжественная мелодия, и зрители вместе с хозяевами клуба входят в зрительный зал.

Теперь мы попадаем собственно на Васильевский остров с его характерным туманом, с его погодой, когда на Шкиперском может идти дождик, а на Косой линии — падать снег.

Это спектакль о молодежи, о поиске, о стремлении молодых понять окружающий мир.

Три девочки с Васильевского острова, три подруги: Галя Романовская приехала в Ленинград из далекого уральского села, поступила на конфетную фабрику, затем на Балтийский завод; Маша Смирнова учится на театрального художника; Нина Савкина еще только ищет жизненную цель. И когда мы задаем себе вопрос, кто же автор этого сценария и спектакля, то, несмотря на то, что написан сценарий и поставлен спектакль руководителем клуба Ю. А. Смирновым-Несвицким, мы с полным правом можем сказать, что доля коллективного авторства здесь очень велика. В самом деле, спектакль рассказывает о действительных судьбах самих субботовцев, герои спектакля носят имена исполнителей.

Но это не только о субботовцах. Это и о нас. И Галя Романовская с ее «хрустальной мечтой», и Нина Савкина с желанием найти свою цель в жизни, и Маша с ее неудовлетворенностью собой — все это живет в нас. Театр устроил нам встречу с нами.

Проблема человеческого взаимопонимания — одна из главных в спектакле. Как важно, чтобы тебя понимали, даже если ты пока ничего не можешь объяснить. Для тех, кто сейчас на пороге жизни, важно, что есть люди с мечтой и без нее. Эти два мира постоянно сталкиваются в умах девчонок. И в этих столкновениях, только на первый взгляд простых, познаются по-настоящему и верящие, и не верящие в мечту…

…Нина Савкина любит свою собаку, и ей все равно – породистая она или нет. Инструктор-собаковод не может понять отношения девочки и преданного пса, в которых можно увидеть и стремление Нины просто к человеческой преданности и постоянству.

Галя заболела, попала в больницу, она мечтает вернуться на свой Васильевский остров. «Бедная девочка», – говорит медсестра. Она не может понять, что Гале нужна не жалость, а вера в силы, надежда. Картины Маши-художницы не нравятся парню из подворотни — Олегу, «Это дрянь! А эта картинка – тоже дрянь!». И не понять ему, что нет ничего хуже самодовольства и циничного равнодушия в оценке чужой работы.

Для того, чтобы понять этих девчонок, нужна щедрость души. Ее, конечно, нет у тех парней, что убили Нинину собаку. Эти парни в спектакле не наказаны, это внесценические образы. Но в рассказе Собаки, которую очень интересно сыграла Ира Семенова, выразительно возникает эта самая компания.

Нина Савкина запоминается в крике «Собаку мою не видели?», обращенном к зрителям, Ира Семенова – в финальном монологе Собаки, Боря Романовский – в эпизоде «на танцах».

Борис Романовский, один из «основателей» «Субботы», играет противоречивого, непростого Сергуню. Сергуня любит Галю, но любовь не мешает ему оскорбить ее грубым словом. Борис Романовский очень стоек в своей позиции как исполнитель – он чувствует остро именно драматическую судьбу Сергуни и последовательно развивает ее.

Героям спектакля очень близок мир детской игры, им понятен ее принцип: пусть так не бывает, но так интереснее. Игра актеров настолько убедительна, что мы, зрители, без колебаний принимает этот принцип, забывая про взрослое, рассудительное «зачем».

Надо сказать, конечно, что в «Субботе» не всегда получается внешнее общение со зрительным залом. Часто неумеренность заигрывания с залом приводит в смущение зрителя, и здесь необходима мера и какая-то особая форма, которую, нужно отдать должное, субботовцы беспрерывно ищут, хотя и ошибаются часто.

Может быть, необходимо чаще такого типа театру обращаться к опыту других молодежных театров, когда от зрителя зависит, в какую сторону повернется сам сюжет.

Порой в зависимости от воли зрителя необходимо ставить поворот самого сюжета спектакля.

В наше время очень часто живой собеседник уступает место «неживым» средствам общения, например, телевизору. И это подчас способствует эмоциональной закрепощенности. После спектакля «Субботы», члены клуба просят зрителей поделиться своими впечатлениями. Многие молчат. Молчат, не потому что равнодушны к спектаклю, а просто не могут вырваться из круга внутренних переживаний. И задача «Субботы» и подобных ей молодежных театральных коллективов в том, чтобы избавить зрителей от уже ставшей привычной эмоциональной скованности.

«Окна, улицы, подворотни», наверное, удача на пути этой непростой проблемы.

 

Ирина и Наталья Потаповы