Гоголь бы не обиделся — Театр Суббота
Версия для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТ

Гоголь бы не обиделся

Cogita.ru 3 декабря 2018
Екатерина Омецинская,

Актуальность премьерного спектакля «Ревизор» в театре «Суббота» безоговорочна. Режиссер Андрей Сидельников всего лишь немного урезал гоголевский текст и подрихтовал количество и качество героев, – пишет Екатерина Омецинская.

С драматургическим шедевром Гоголя соотечественники знакомы из уроков литературы восьмого класса (а в советские времена и вовсе – седьмого). С выветриванием подросткового бунта из среднестатистической головы исчезает и память о пьесе, начинающейся знаменитой фразой «Господа, я пригласил вас, чтобы сообщить пренеприятное известие». Оттого взрослые зрители нынче и открывают заново в театре эту «самую великую пьесу, написанную в России» (по словам В. Набокова).

Режиссер Андрей Сидельников сохранил ее жанр, но сделал классическую комедию остро злободневной за счет переноса ее во времени. Дело не обошлось без редакции списка действующих лиц, затронувшей не только звания, но и половую принадлежность героев, обряженных в одежду современного кроя (художник по костюмам Мария Смирнова-Несвицкая).

Так, уездного лекаря Гибнера сделали дамой от здравоохранения (эту роль без слов бесподобно играет актриса Анастасия Резункова, в финале «превращающаяся» в Инкогнито, подлинного чиновника из Петербурга).

Отставной чиновник Растаковский стал узнаваемой действующей чиновницей (Марина Конюшко, первая на фото справа), женщиной-кремень с командирскими ухватками и минимумом интеллекта.

Добчинский и Бобчинский (Иван Байкалов и Григорий Сергеенко) – безэмоциональные «люди в черном». Они служат на местном телевидении, ваяют авторскую программу «Эксклюзив с Петрами Ивановичами» – среднее антихудожественное между новостями и скандальными программами известного телеканала «на три буквы». Но при необходимости могут и в роли уездных сексотов/силовиков выступить: поджечь гостиницу, руки заломать, донести. Даже балаклавы у них всегда под рукой…

Вместо слуги городничего Мишки, указанного у Гоголя, в спектакле появилось изнервленное до тиков существо среднего пола по имени Авдот/Авдотья (Софья Андреева, на фото слева), явно совмещающее за одно жалованье секретарский труд с домашней работой в апартаментах градоначальника. Мелко перебирая ногами при передвижении, существо постоянно проверяет ладошкой целостность своей прически и не забывает (по ситуации) то приклеивать, то отклеивать щеткообразные усы.

Чиновников, полицейских, купцов, слуг Сидельников сокращает до минимума. Так, от всего купечества остался один купец Абдулин, принадлежность которого к малому бизнесу обозначена шапкой-ушанкой. Исполняющий его роль Андрей Шаповал, кстати, одновременно играет и трактирного слугу. А вот слуга Осип (Артем Лисач) и вовсе не прислуживает Хлестакову, а приятельствует с ним…

Заседание, на котором городничий сообщает «пренеприятное известие», происходит на фоне синего пресс-волла – обязательного признака современного официоза.  Сценограф Николай Слободяник делает баннер, многократно украшенный изображением гоголевского профиля и словами «Гоголь Ревизор» многофункциональным. Сектора этой стены могут подниматься или раздвигаться, открывая на переходах и в отдельных сценах второй план, а могут стать и экраном для «театра теней».

Для действия оставлена лишь узкая полоска сцены перед пресс-воллом. На ней умещаются барная стойка да несколько офисных столов с микрофонами, заботливо расставленными Авдотом/Авдотьей табличками с именами, бутылочками с питьевой водой. Несколько плазменных панелей над сценой транслируют в зал ТВ-передачи или бесконечные цифры отчетов. И зрители становятся свидетелями типичного чиновного схода. Но только подобные темы не выносятся в СМИ, а обсуждаются за закрытыми дверями…

Текст максимально приближен к современным реалиям. Речь меж чиновниками идет то о некоем строящемся стадионе, то о задержанной на 15 суток пикетчице, заменившей в спектакле высеченную унтер-офицершу. Сверхделовой почтмейстер (Владимир Абрамов, на фото справа) честно признается, что он – «почта России».  Хлестаков (Владислав Демьяненко) готов перекусить в «Теремке». Все попивают «вискарик» и текилу, голосят песни про московские купола в стиле русского шансона, лихо отплясывают на финальной вечеринке, а про Сквозник-Дмухановского говорят, что он «кошмарит бизнес».

Сам городничий (Максим Крупский) явно происходит из бандитских 1990-х: и барсетка, и ствол – все при нем. Его жена (Оксана Сырцова) и дочь (Снежана Соколова) – почти ровесницы. То ли мамаша выглядит прекрасно, то ли отец семейства повторно женился на однокласснице дочери… Соперничество этих зрелых девиц в борьбе за Хлестакова выглядит вполне оправданным, а вольность их сиюминутного стремления к близости с «чиновником из Петербурга» – естественной иллюстрацией методов «попадания в тренд».

Роль юного бездельника, прожигателя жизни, наглеца Хлестакова (вот она, маска новейшего времени!), словно нарочно создана для Демьяненко. Его герой то ничтожен, как при первом знакомстве с городничим, то крут как в  хрестоматийной сцене вранья, то мелочен, когда возвращается в финале за «веревочкой», той, что «в дороге пригодится», только вместо нее прибирает именную табличку со стола и одноразовые гостиничные тапочки.

Сегодня в послужном списке этого молодого актера роли Клавдио «Много шума из ничего», Вани («Офелия боится воды»), Ивана Михайловича («Свадьба с генералом»), Дубасова («Спасти камер-юнкера Пушкина»)…  За три года в «Субботе» Демьяненко заметно вырос профессионально и занял в театре, славном коллекционированием человеческих архетипов, определенную нишу. Но понять, насколько широк его личный диапазон, удастся лишь с дальнейшим пополнением репертуарного листа актера.

А нынешняя «Суббота», похоже, берет курс на расширение репертуара всего театра. И на этом «жизненном перекрестке» констатировать, что театру удался «Ревизор», пронизанный тем старым, памятным субботовским духом, еще отрадней. Беря новый курс, грешно забывать о традициях, но «Субботе» потеря памяти явно не грозит.