Версия для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТ

Картины нашей жизни

Журнал Очень UM. № 02 (60). Ноябрь. 2008. С. 84-88
Дженни Катышева

 

Театр «Суббота», известный обращенными к молодежи психологическими постановками, представляет премьеру. «Лунный пейзаж» поставлен по сценарию художественного руководителя театра Юрия Смирнова-Несвицкого в его режиссуре. О нестандартных сценических приемах, делающих спектакль остросовременным и понятным для всех поколений, рассказывает доктор искусствоведения, профессор кафедры искусствоведения СПбГУП, заслуженный деятель искусств России Дженни Катышева.
Живой театр
Новый спектакль Санкт-Петербургского государственного театра «Суббота» неслучайно имеет подзаголовок — «Картины из нашей жизни». Речь идет не только о современной окружающей реальности, но и о жизни самого театра, который разменял четвертый десяток. За лирической исповедью труппы о себе, своем театре-доме видна судьба целого поколения, его горести и радости, проблемы, порожденные временем.
Главная тема театра, как и спектакля «Лунный пейзаж», — любовь, ее испытания, искажения, неизбежность. Без нее ни творить, ни полноценно жить невозможно. В раскрытии этой темы участвует практически вся труппа театра в нескольких поколениях. Имена персонажей, их роли нередко соответствуют реальным. Таков, к примеру, старожил вымышленного театра «Лебедь Белый» (и, соответственно, театра «Суббота») Владимир Абрамов. В Беле – по сценарию, директоре театра – узнаем актрису и также директора вполне реального театра Татьяну Кондратьеву. В Гибонове-Дальском, театральном режиссере, виден бессменный руководитель «Субботы» Смирнов-Несвицкий. Его точно воплощает артист Александр Шпынев, ученик основателя кафедры режиссуры и актерского искусства СПбГУП профессора Зиновия Корогодского.
В «Субботу» постоянно приходят молодые актеры. Им тоже находится место в спектакле: девушку по имени Луна сыграла актриса Олеся Ромашова, неизвестную девочку – Варвара Смирнова-Несвицкая. А в Маше, дочери Гибонова-Дальского, узнаем главного художника «Субботы» Марию Смирнову-Несвицкую. Да, этот спектакль в прямом смысле о времени и о себе. И театр в этой жизненной истории остается островом красоты, где царят истина и добро, противостоящие гламуру – символу потребления, обернутому в блестящий фантик.
Как полагают субботовцы, возраст души не совпадает с биологическим возрастом. Вот почему наивность, непосредственность высказываний действующих лиц определяют стилистику языка и общее настроение спектакля. Так дети нередко поражают взрослых своими суждениями о жизни. Неслучайно самые заметные «философы» в спектакле – это юные создания: девушка по имени Луна и неизвестная девочка.
Действие спектакля происходит в закулисье театра «Лебедь Белый», где герои примеряют на себя роли еще не законченной пьесы, которую сочиняет Гибонов-Дальский, а также размышляют о себе и своих чувствах. На сцене звучит живая исповедь, монологи перетекают в диалоги и песни. Это обусловливает ненаигранную искренность действующих лиц, делает спектакль живым.
Сегодня явление живого театра с «живыми актерами» (с точки зрения сценического существования) – явление крайне редкое. Естественные человеческие эмоции, чувства, реакции на подмостках нередко скованы вымороченными концепциями, далекими от реальности и психологии современного человека. Вот почему зал «Субботы» всегда полон молодежи. Она «включается» сходу и глубоко постигает метафорический, парадоксальный язык персонажей, построенный на пестрой системе ассоциаций, на синтезе действия, танца, песни и слова.

 

О смысле жизни – современно

Собственный, возникший в «Субботе» особый вид лирико-поэтического, психологического спектакля всегда обращен к молодому зрителю. Он происходит из клубного прошлого этого театра, бывшего когда-то любительским. Сюда приходили подростки, почти дети, нередко утратившие связь со своим домом, семьей, благополучными сверстниками. «Голос за кадром» в спектакле «Лунный пейзаж» вспоминает эти времена: «Они хотели найти здесь пригодное для жизни сообщество. Сообщества других не было – семьи распадались, страна только обещалась. Люди без дела, они искали его здесь, в театре. Что еще в утешение? Молодость. Они любили вдумчивую тишину или, по контрасту, танцы под громкую музыку». И дальше – о создателе «Субботы» Смирнове-Несвиццком: «А он… Он хотел сохранить живые лица, спасти самое малое, что только и позволяет еще человеку оставаться человеком».
Театр «Суббота» упорно, постоянно, с самого начала и по сей день ведет разговор от лица поколения о важных нравственных и духовных ценностях. О молодости души, верности, любви и дружбе. О смысле жизни. Об идеале. Создание собственной драматургии – это то, что отличает субботовцев от коллективов других профессиональных молодежных театров. Если вспомнить историю репертуара этого театра, то на память приходит знаменитая трилогия «Ленинградские заставы», куда входили «Окна, улицы, подворотни» (до сих пор в репертуаре), «Пять углов», «Козлова и Курицына». Эти пьесы имеют своего автора – бессменного руководителя «Субботы» Смирнова-Несвицкого, а более ранние работы создавались по общему сценарию («Молодежная вечеринка», «Театрализованный круг»). Этот принцип – слушать дыхание коллектива и каждого в отдельности – соблюдается и сегодня, сказывается в интерпретации русской и зарубежной классики, которая щедро представлена в репертуаре «Субботы». Спектакли построены на контакте со зрителями, в них используются беседы, игры с залом, скоморошество и затейничество.
В них отчетливо слышны и отдельные голоса, и коллективный хор, сильный, эмоциональный, наполненный поэзией и музыкой. Песенно-поэтическая сюита присутствует в «Лунном пейзаже». Ее исполняет пестрая команда музыкантов (актеры Виктор Кренделев, Снежана Лосева, Сергей Линьков, Мария Гушкан), каждый из которых – ярко выраженный типаж: рокер, рэпер, поп-певец… В них подчеркнуто чувство собственного достоинства и независимости: «мы не винтики – мы мыслители». Они усиливают настроение эпизодов, создают юную, строптивую и лирическую атмосферу спектакля.

Юрий Смирнов-Несвицкий:
«Суббота» с первых своих шагов выдвинула художественные идеи, но никаких практических целей мы не имели. Нам очень хотелось быть оригинальными, непохожими на других. У нас придумывалось нечто необычное, нестандартное, к примеру, мы часто включали зрителя в сценическое действие. Это было очень непривычно, далеко от чопорной атмосферы советского театра, и «Субботу» стали считать авангардом.

Душа бессмертна

Воспоминания о тех, кого любили, — одна из сквозных тем в спектакле. Своего рода корифеем здесь является Гибонов-Дальский в исполнении талантливого, многопланового актера Александра Шпынева. Казалось бы руководитель и главный режиссер театра «Лебедь Белый» должен быть преклонного возраста. Но Шпынев лишь иногда намекает на возраст, понимая, что для подлинного артиста года не имеют большого значения. Его герой – скорее энергетическая, творческая субстанция, заключенная в конкретном человеке. Создавая этот образ, актер имел в виду не только реального руководителя «Субботы», но и своего учителя Зиновия Корогодского. Угадываются его интонации и жесты. Зиновий Яковлевич был требователен к своим ученикам, но также добр, открыт их выдумкам, творческому поиску, внимателен к их человеческой сущности.
Герой Александра Шпынева находится в постоянном поиске: он сочиняет пьесу, устраивает пробы и репетиции, перекраивает по ходу дела те или иные роли, соотнося их с личностью конкретного артиста.
Его внутренний мир, характер раскрываются в глубоких человеческих отношениях, связывающих его с дочерью, художницей Машей, и с любимой женщиной – директором театра Белой. Он также активно принимает участие в судьбе неизвестной девочки, состоящей на учете в милиции, и в судьбе беженки из Казахстана Люси Кощеевой (Марина Конюшко). Он дружен с бездомным артистом труппы Абрамовым (Владимир Абрамов), который живет в театре и спит на раскладушке; ему духовно близка актриса Настя (Анастасия Резункова, выпускница СпбГУП).
А когда земной путь Гибонова-Дальского завершается, его душа возвращается в стены «Лебедя Белого» и соединяется с душами всех его питомцев «Кто-то из них ушел из жизни, кто-то за морями, в далеких странах. Конечно, сохранились мудрецы, слава Богу, извлекшие из архивов память о театре… с птичьим названием…» — говорит голос за кадром.
Путешествие души Гибонова-Дальского в мир иной было срежиссировано им самим в спектакле «Лебедь Белый». Труппа сыграет, наконец, свой новый спектакль. А в процессе репетиций, постижения смысла ролей, сценического действия поймет, «что есть все и зачем оно»: главное, чтобы оставил по себе светлую благородную память. А пока живешь, «не судить о жизни, а прожить ее до конца. И после конца потрясенно увидеть, как волею проведения все горести и несчастия человека, и все радости и все – благо…»

Лунный свет в финале

Финальная картина спектакля «Лунный пейзаж» окрашена светлыми нотами. Актриса Настя, искавшая свою любовь, наконец находит ее, понимая, что «узами любви была сцена». Именно эта любовь связывает всех в их общем театре-доме, театре-семье, где каждый реализует себя как личность. Луна, лунный свет символизирует высокие духовные устремления, свободные от тяжести материального, прагматического. Гимном этих устремлений становится заключительная песня участников спектакля:

Светит луна, покоем ночь полна.
Разделим ночь, как чашу.
За хмельным столом
Вспомним о былом и грустить не станем.
Мы вспомним тех, кого любили…

Театр «Суббота», обновляясь с каждым поколением актеров и зрителей, остается живым и остросовременным. Он, как и прежде, вызывает понимание и узнавание тех, кто «по другую сторону» сцены. Актеры периодически вступают в диалог не только со всем залом, но и с отдельными зрителями, делают их активными соучастниками спектакля. Это создает особую доверительную атмосферу в осмыслении предложенной «информации для размышления».
Особенно радует, что труппу «Субботы» периодически пополняют выпускники кафедры режиссуры и актерского искусства Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов. Они успешно воплощают яркие образы как классической, так и современной драматургии. Последняя творится непосредственно в стенах театра.