«Крепостные актерки» в театре «Суббота» — Театр Суббота
Версия для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТ

«Крепостные актерки» в театре «Суббота»

Марина Пряхина. Газета «Деловой Петербург» 21 декабря 2007 г.

 

Что такое для нас сегодня крепостной театр? Кто-то сразу представит себе жестокого барина-самодура с палкой или плеткой в руке, прикрикивающего на своих артисток, или роскошное здание приусадебного храма искусств, выстроенное по последней архитектурной моде, а кому-то вспомнится трагическая история Прасковьи Жемчуговой… Об этом виде театра, получившем такое широкое распространение только в России XVIII–XIX веков, не так много достоверной информации: об искусстве крепостных всегда ходили слухи – о необычайных способностях к танцу, пению, актерской игре, внезапно открывающихся у конюхов и горничных, и о страшном деспотизме хозяев крепостных.
В центре спектакля Юрия Смирнова-Несвицкого, поставленного по мотивам повести Софьи Могилевской – вовсе не барин-тиран. В исполнении Максима Крупского этот герой выглядит строгим, но в нем нет жестокости. В спектакле барин как бы есть, о нем много говорят, его вроде бы боятся, но он не олицетворяет собой злое начало. Герои спектакля несчастливы скорее по воле самой судьбы – тяжело заболевает и умирает Фрося (Екатерина Шляхова), театральную школу распускают, навсегда расстаются влюбленные друг в друга Дунечка (Олеся Ромашова) и Петруша (Артем Бордовский), и Анисья (Оксана Сырцова) в итоге теряет свою дочь… Персонажи не могут противостоять тяготам судьбы, не могут и мириться с ними, потому что их привычную жизнь навсегда меняет театр.
Проста и универсальна сценография спектакля (сценография и костюмы – Владимир Кравцев, Мария Смирнова-Несвицкая): на сцене всего одна конструкция – деревянный забор из нескольких секций, который становится то партой в театральной школе, то простой скамьей, то кибиткой… В одной из мизансцен герои разбирают эту конструкцию, и оказывается, что на каждой доске приклеена репродукция какой-нибудь картины – женские портреты XVIII – XIX веков. В контексте спектакля это воспринимается так, что все эти женщины – актрисы, и история, рассказанная создателями – «Крепостных актерок», – это и их судьба, их реальная жизнь.
Молодую девушку Дуню отправляют учиться актерскому мастерству. И мир искусства, с которым она сталкивается, оказывается для нее чужеродным. Вместо лаптей ей надевают балетные туфельки, простую рубаху перевязывают лентами, чтобы получилось изящное платье. С каким недоумением смотрит Дуня на утонченную француженку Мадам Дюпон (Снежана Лосева), преподающую танцы, как весело она хохочет над итальянским певцом сеньором Антонио (Владимир Шабельников) и как пугается монологов трагика Григория (Анатолий Молотов)! Мир театра кажется ей нелепым и удивительным, но вскоре она не только привыкает к этой новой жизни, она начинает любить ее. Говоря об искусстве, режиссер использует прием «театра в театре»: крепостные актеры разыгрывают спектакль об атамане, народную потешку, а затем исполняют пастораль. В Дуне, как и в Василисе (Дарья Яковлева), открывают талант, и она уже мечтает о том, как будет выступать на сцене. Побывав на спектакле, девушка приходит в восторг от увиденного, театр уже занимает все ее мысли. Все реже и реже обнимает Дуня своего медного ангела-хранителя, и только зловещий повторяющийся сон, в котором она хочет сорвать ядовитую волчью ягоду, вселяет в ее душу беспокойство.
Театр становится смыслом жизни не только для Дуни. Все артисты привязаны к нему, даже в словах Ульяши (Марина Конюшко), которая, казалось бы, мечтала уехать домой, слышна горечь. Театральную школу распускают, и всех крепостных актеров распределяют по разным деревням, чтоб они вновь занимались простым трудом. Но искусство изменило души героев, и вчерашние цари и нимфы оказались униженными и раздавленными. Простым крестьянам суждено было почувствовать себя артистами, ощутить силу своего таланта, и после этого забыть о сцене навсегда…
Дуняша, вернувшись в родную деревню, не смогла согласиться с новой ролью – жены чужого человека (Кривого Ерошки) и матери его детей. Она оказалась в том мире, который был для нее родным раньше: все тот же, казалось бы, деревянный забор, все те же простые и милые сердцу песни. Но Дуня уже не та крестьянская девушка, она – актриса, и не может забыть свою мечту о сцене.

Спектакль «Крепостные актерки» – это не рассказ о тяжелой крестьянской доле. Режиссер затрагивает тему актерских судеб, – не только крепостных, он говорит о природе самого театра, о его воздействии на душу человека. Это тот театр, который способен подарить мечту, сделать жизнь наполненной, – и так же легко отнять счастье.

 

Полный текст статьи, опубликованной с сокращениями в газете «Деловой Петербург»
21 декабря 2007 г.