Петербургский театр «Суббота» неожиданно выпустил абсолютный хит — Театр Суббота
Версия для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТ

Петербургский театр «Суббота» неожиданно выпустил абсолютный хит

Петербургский интернет-журнал «Интерессант»

В свой юбилейный, пятидесятый сезон театр «Суббота», последнее десятилетие существовавший настолько тихо, что его как будто и не было на театральной карте города, вдруг сыграл премьеру, которую можно смело назвать хитом. Зрители кричат «браво!». И кажется, даже актеры несколько шокированы таким успехом. Но ничего, пусть привыкают. Не все же жить былой славой, главной составляющей которой являлись воспоминания о том, что именно в «Субботе» начинал свой творческий путь Константин Хабенский.

А возможной новая жизнь стала благодаря тому, что театр стал приглашать режиссеров «со стороны». Так появился в «Субботе» Андрей Сидельников, и третий его спектакль здесь – «Ревизор» «выстрелил» настолько точно, что поражено оказалось сразу несколько целей. Это ведь сегодня большая редкость, чтобы спектакль был рассчитан на массового зрителя и при этом не был бы глупой поделкой. Потому что как раз с комедиями у нас в городе как-то не складывается. Страдать вместе с Достоевским и Шекспиром у режиссеров в основном получается, а вот талантливо и остроумно развлечь публику — не очень.

Кто-то, конечно, может сказать, что «Ревизор» — это же не просто комедия, это «над кем смеетесь?». Гоголь, классика, язвы общества и всё такое. Ну да, классика. Но, как выясняется, и она вполне может быть легкой, смотрибельной и не нагруженной лишним смыслом. Вполне достаточно того, что уже сказал Гоголь.

Хотя новый спектакль все-таки не обошелся без модного осовременивания. Режиссер сам придумал некоторые реплики, которые вполне органично вписываются в гоголевский текст. Да и почему бы яме за забором не быть вечным котлованом под строительство стадиона, гусям в приемной судьи не стать символом импортозамещения на фоне санкций, Хлестакову не мечтать ехать с мигалкой, а Городничему — «в Питере — жить»? Суть-то от этого не меняется, меняются только внешние атрибуты.

Вот и начинается спектакль с пресс-конференции, на которой Городничий (Максим Крупский) в красном галстуке, с перстнем и золотыми часами, удивительно похожий одновременно на современных представителей власти, влиятельных бизнесменов и телеведущего Андрея Караулова, объявит о том, что в город приехал ревизор. И картинка эта просто до боли знакома — баннер понятно какого цвета, таблички с фамилиями, микрофоны на столе, вечно испуганные лица чиновников, ждущих нагоняя от «хозяина». Что XIX век, что XXI — атрибуты поменялись, суть та же.

Зато Добчинский с Бобчинским (Иван Байкалов и Григорий Сергеенко) сменили профиль деятельности. Эти люди в черном — и охрана, и телеведущие канала «Э» — «Эксклюзив с Петрами Ивановичами», разносящие сплетни, и становятся виновниками путаницы, когда за ревизора принимают застрявшего в городе Хлестакова.

Добчинский, поразительно похожий лицом на депутата Госдумы от Петербурга Михаила Романова (на фото он — «конвойный» справа), и Бобчинский, внешне очень напоминающий депутата ЗакСа Андрея Анохина (на фото он — «конвойный» слева), по мере развития действия становятся всё страшнее, и вот уже именно они «решают» вопросы с теми, кто неугоден. Пистолеты в пиджаках, кстати, есть почти у всех персонажей «Ревизора» по версии «Субботы».

Сценографию к спектаклю придумал Николай Слободяник, и ему удалось практически невозможное — создать на площадке размером с комнату ультрасовременное пространство. Телевизионные экраны, барная стойка, душевая кабина, раздвигающиеся стены — всё это вполне могло бы быть декорациями к спектаклю, например, Богомолова. Он тоже любит экраны, камеры и барные стойки — масштабы только другие. Так что сценография «Ревизора» ассоциации явно навевает.

И вот в этом пространстве крутят педали на велотренажерах с названием «Русь» жена и дочь Городничего, ест лапшу «Доширак» пока еще не ставший Ревизором Хлестаков и готовится «занести» взятку в коробке из-под ксерокса сам Городничий. Просто кадры из криминально-светских новостей НТВ.

Социальная острота уходит на второй план, когда Хлестаков появляется уже в качестве ревизора. Владислав Демьяненко играет своего персонажа так, как будто это не Хлестаков, а Недоросль. Его Хлестаков — не носитель зла и пороков, он просто безвредный любитель развлечений: дают денег — бери, взял — беги. И заодно тапочки прихвати — как будто съезжаешь из турецкого отеля.

Ну а когда появляется настоящий ревизор — начинается уже совсем другая история. «Ружье, висевшее на стене» — вернее, пистолеты из чиновничьих пиджаков — как и положено, стреляет. Но этот страшный финал только намек на то, что всё совсем не так весело, как кажется.

Кто хочет — задумается, над кем смеялся. Кто не хочет — просто получит удовольствие от легкого, с музыкой и танцами, с фантазией придуманного спектакля. Который так и просится на большую сцену. Чем возить из Москвы в питерские ДК примитивные «звездные» антрепризы, билеты на которые стоят немало, может, стоит поддержать «местного производителя»?

Анна ТАРАСОВА