Версия для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТ

«СУББОТЕ» — 35!

Ю.А.Смирнов-Несвицкий ТП №6 (65) март 2004 С.8-9

 

Человек, придумавший и создавший эфемерную, непостижимую «Субботу», — очень серьезный и солидный ученый Юрий Александрович Смирнов-Несвицкий, доктор искусствоведения, профессор, замдиректора по науке Российского института истории искусств, автор книг, посвященных Е.Б.Вахтангову, В.В.Маяковскому, современному театру. 35 лет назад он открыл в нашем городе экспериментальный Театр-клуб «Суббота» и все эти годы был ее идеологом и художественным руководителем.

Среди бывших субботовцев десятки людей, известных питерским театралам: С.Спивак, М.Смирнова-Несвицкая, С.Трессер, А.Яковлева, А.Неволина, С.Уманов, К.Хабенский, Т.Абрамова, М.Лоскутникова, М.Разумовский и многие другие.

Рубеж 1960-1970-х: эпоха строгой регламентации творческих поисков и вдруг для подростков и молодежи — экспериментальный Театр-клуб «Суббота». По городу быстро распространялись слухи о странностях «Субботы»: во-первых, театр — а драм и комедий не играют, во-вторых, принимают — всех! И эти все становятся очень талантливыми, даже гениальными; в-третьих, пишут про себя тексты и разыгрывают представления… В общем, как же это без меня, загадочная и манящая «Суббота»!
И потянулись в Театр-клуб со всех концов города подростки: лидеры и изгои, послушные и трудные, надеющиеся и отчаявшиеся, уверенные и застенчивые, грациозные и неуклюжие, одаренные и бесталанные. Образовалась целая «республика»: со своим гимном «Остров, Васильевский остров», уставом, моралью. И, действительно, сотворили удивительные сочинения о своих судьбах: «Театрализованный круг», «Окна, улицы, подворотни», «Пять углов» и, конечно же, «Молодежная вечеринка». Каждый вечер они встречались — были счастливы, а по субботам принимали гостей-зрителей.

Иногда сами ходили в «гости». Мраморный танцзал в ДК им.С.М.Кирова всегда был знаменит конфликтами матросов с танцующими. «Суббота» появлялась, «расстилала полянку», и начиналось необычное, нежное, воздушное действо — вдруг все драки затихали, окровавленные от битв матросы подходили и смотрели на «Субботу» с зонтиком (была такая маска-персонаж) как на какое-то чудо и замолкали.

Да, «Суббота» умела удивлять. Сближение с юношеским восприятием классических сюжетов (спектакли «Любовь Яровая», «Старая Верона»…) приводило в восторг поклонников, а неожиданность интерпретаций поражала театральных критиков. Ее лирический дневник полон восклицаний и откровений: «Я знаю, в Африке гуляют бегемоты, мне жаль, они не видели «Субботы». А я не раз ее видал: и плакал и любил, и хохотал Нагнетаю кровь в аорту и бегу, бегу в «Субботу»!. Мне хватает сил добраться, сесть. Смотреть и восторгаться! А потом. Увы! И ах! Силы нет уйти в ногах. Мне бы здесь поставить койку, встать в торжественную стойку и сказать, глотая зубы; «Не гоните! Вы мне любы!» — Гоша из аптеки». Писали школьники и учителя, актеры-студенты и профессионалы, писатели и режиссеры — все признавали первенство «Субботы» среди молодежного театрального движения, тогда еще большой советской страны.
Это был уличный театр Питера, на площадях и перекрестках которого мы ежедневно наблюдаем сцены публицистического и фольклорного театров, театра масок, абсурда, провокаций и жестокости. В спектаклях «Субботы» всегда звучала полифония городской жизни: от рокота гулких подворотен до бесшумного дыхания сна городских окраин. Весь опыт мирового театра Ю.А.Смирнов-Несвицкий положил к ногам своего театра. В становлении «Субботы» участвовали известные в театральном мире люди: Ю.Толубеев, А.Володин, А. Миронов, К.Гинкас, В.Полунин, В.Рецептер, О.Волкова, К.Рудницкий, Л.Гительман и другие. В первое десятилетие сформировались уникальная индивидуальность, душа «Субботы», ее творческая тема, эстетика, исполнительский стиль. Шли годы. Уличные артисты становились профессионалами, вокруг которых постоянно кружил сонм подростков и молодых людей. Без Них «Субботы» — нет. Они нужны ей как камертон современности, но и она ими востребована. Так в конце 80-х в «Субботу» пришли хиппи — «крясятники» из знаменитой «Ротонды»… Не знаете, кто такие «крысятники»? Исчерпывающий ответ может дать один из них — Костик Хабенский, начавший в «Субботе» свою актерскую судьбу и задержавшийся в ней на четыре сезона.С поколением рубежа 1980-1990-х в голосе «Субботы» стали появляться трагические ноты, а на жизнерадостном девичьем лице — черты взрослости и мудрости, — но все равно она оставалась дерзкой, насмешливой и своенравной.

Спектакли по мотивам произведений А.Чехова «Свадьба с генералом», Э.-М.Ремарка «Три товарища», Ф.-С.Фицджеральда «Ночь нежна», С.Моэма «Бремя страстей человеческих», «Кто там в крови?» по мотивам «Макбета» У.Шекспира — неповторимы, а рецензии самых известных критиков доказывали, что эти спектакли — победы театра. Аплодисменты и успех в театральных залах Англии, Швеции, Дании, Норвегии, дипломы международных и российских фестивалей и премии Союза театральных деятелей не вскружили «Субботе» голову, не испортили характер, не повредили слух. Последний спектакль «Субботы» по В.Сорокину «Сигнал из провинции» опять стал победителем на фестивале «Рождественский парад-2003».
Театр прожил уже огромную жизнь, в марте ему 35 лет. Феномен «Субботы» когда-нибудь будет обязательно всесторонне изучен. Как создается тайна спектакля, которую не могут до конца раскрыть искусствоведы? С этим вопросом мы и пришли в «Субботу»?
— Юрий Александрович, как удается сохранить непосредственность и неповторимость «Субботы» с профессиональными актерами?
— Эту проблему я решал несколько лет. Одно время мне даже казалось, что зашел в тупик. Кто-то говорил: «Вот здесь пришел конец «Субботе», профессионал никогда не сделает того, что может сделать уличный театр». Такой знаковый спектакль, как «Окна, улицы, подворотни», и через 20 лет должен оставаться живым. В работе над спектаклем я иду от Вахтангова, а еще больше — от принципов игры народной драмы. В театре возможны разные акценты во взаимоотношениях «личность и образ». «Суббота» делает свой акцент. При создании сценической композиции, для меня важно сохранить авторскую оценку состояния персонажа, иногда, правда, я спорю с автором и сочиняю свою. То есть, кроме роли, актер имеет текст, посредством которого он открытым приемом дает оценку состояния своего героя. В такие минуты актер играет себя. Ведь в жизни мы многолики. Так и сценический герой. К примеру, репетируем спектакль по рассказам И.Бунина. Артист в роли Арсеньева параллельно перевоплощается в разных литературных героев — поручика, композитора, Арсеньева, играя разные состояния его любви: роковая, стремительная, сексуальная — в «Солнечном ударе»; таинственная, настороженная — в «Жизни Арсеньева»; творческая, мучительная — в «Иде»…
Время, отведенное на интервью, подходит к концу, а еще многое не рассказано: например, про уникальную способность актеров общаться со зрителями; про эмблему театра — раскрытый, но перевернутый вниз мужской зонт, в котором, на время дождя, уютно расположилось солнце, лишь, позволяя золотым каплям опускаться на барельеф ее имени; про то, как в 1999-м Комитет по делам семьи и молодежи выжил молодежный театр из своего помещения и отправил «Субботу» бродяжничать; про планы…
Кратко: в рамках долгосрочной программы «Подросток» продуман проект «Театр — для окраин», его цель — возможность бесплатного посещения спектаклей подростками, живущими в отдалении от центра; пишется пьеса «Фуга»; репетируется спектакль «Город, знакомый до слез…», посвященный сегодняшним подросткам Питера.
«Каждое новое поколение молодежи приносит нам радость и стимул к творчеству, — говорит Ю.А.Смирнов-Несвицкий, — поэтому «Суббота» всегда молода, она знает, где брать энергетический запас для творчества».

 

Инга ШТУРМ