Версия для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТ

ТЕАТР ДЛЯ ОСОБОГО ЗРИТЕЛЯ

//Деловой Петербург. 14 декабря 2007 г.с.III//

 

Персона»»

О своих проектах рассказывает Юрий Александрович Смирнов-Несвицкий, руководитель театра «Суббота», созданного им  в 1969 г. «Суббота» — театр-студия, театр-клуб — стала стартовой площадкой для таких артистов, как Семен Спивак, Анжелика Неволина, Татьяна Абрамова, Константин Хабенский.

 

Все помещения «Субботы» были камерными. У маленькой площадки есть свои особенности.  В 1970-х гг. многие театры стали строить малые сцены, на них зачастую ставили спектакли той же художественной природы, что и на большой сцене. Наша же идея маленького театра заключается в том, чтобы найти непосредственный контакт со зрителем и сделать его  своим собеседником.
На сценической площадке «Субботы» действие развивается буквально в метре от зрителя, они видят глаза актеров, каждый их жест, самый незначительный. В больших же театрах, даже сидя в первом ряду зрительного зала, вы не всегда вступаете в контакт. Я думаю, что будущее за камерными театрами.
Нам приходилось выступать на больших сценах, и мы каждый раз убеждались, что они нам не подходят. Спектакли «Субботы предполагают камерную форму, в которой актеры и зрители становятся соучастниками совместной игры. Наш театр во все времена отличался не только собственно сценическими идеями, но и оригинальностью самого зрителя, его особенностью, что ли. Театр славится этим и сейчас.
История же, связанная со сменой помещений, стала для нас тяжелым испытанием, повлекшим драматические повороты в судьбе театра и в судьбах актеров. Мы рады, что сейчас у нас есть помещение на Звенигородской, 30, в котором многое сделано своими руками, своими силами.
Вообще, все, что связано с переменой площадок, было вызвано независящими от нас причинами. Тогда пришел новый тип чиновника, который вел активную борьбу против студийных театров, он просто не понимал театрального искусства такого рода. Чиновникам казалось, что чем большее количество зрителей мы охватим и чем больше спектаклей сыграем, тем скорее мы выполним долг перед государством. К счастью, ситуация изменилась. Комитет по культуре Петербурга под председательством Николая Витальевича Бурова помог решить  проблему помещения.
Когда «Суббота начинала творческую жизнь, была ли у Вас конкретная эстетическая программа?
«Суббота» сразу же с первых своих шагов, выдвинула художественные идеи, но никаких практических целей мы не имели. И нам как раз очень помогло то, что мы не стремились к каким-то формальным целям. Нам очень хотелось быть оригинальными, непохожими на других. И, как ни странно, мы очень скоро обрели настоящую популярность. У нас ведь придумывалось нечто необычное, нестандартное, к примеру. мы часто использовали приемы хэппенинга, включая зрителя в сценическое действие. Тогда это было очень непривычно, далеко от чопорной атмосферы советского театра, и «Субботу» стали считать авангардом. У нас даже был такой лозунг:»Ставим клизму мировому профессионализму!»

 

Вы отрицаете необходимость профессиональной подготовки?
Профессионализм — лукавая штука, в первую очередь надо говорить о стихии таланта. Вот вышла на сцену Айседора Дункан в начале ХХ века — ну какой у нее профессионализм? Ее искусство самобытно и неповторимо, этому научить невозможно. У меня в театре есть актер — Артем Бордрвский, играл Митю в «Митиной любви» поставленной по мотивам рассказов И.Бунина, Готфрида Ленца в «Трех товарищах Ремарка, Треплева в «Чайке» Чехова. Он закончил высшее учебное заведение, но не театральное. И я считаю Артема самородком, не таким актером, каким нельзя научить специально.

 

В спектаклях «Субботы» всегда много музыки. Причем звучит, как правило, живой ансамбль музыкальных инструментов и вокала. Насколько важно для Вас это живое исполнение?

История «Субботы» связана с песней, с пением под гитару. В этом пении под гитару есть что-то дружеское, объединяющее. Я и сам принимаю участие в создании текстов песен. Например, в «Трех товарищах» я написал слова к теме Пат. А музыку мы используем разную. В настоящее время я пишу песню на музыку Бориса Гребенщикова «Светит луна…» эта песня будет называться «За призрачным столом». Она может стать еще одним гимном театра. У нас уже есть гимн «Васильевский остров», который звучит в «Окнах, улицах, подворотнях», он там проходит лей как главная тема спектакля, его лейтмотив. Я уверен, что именно через песню можно выразить собственно драматический конфликт спектакля

При постановке спектаклей помогает Ваш театроведческий опыт?
Конечно, помогает. Мне приходится много писать о театре. И потом, я ведь сам пишу инсценировки, и здесь мой журналистский, критический опыт незаменим. Иногда случается такое, что актеры начинают спорить на репетициях, не соглашаться с моими трактовками. Они пытаются сделать что-то другое, не то, что мне представляется необходимым. В таких случаях я говорю им, что они актеры, а я театровед и лучше разбираюсь в литературных делах.
За время существования «Субботы» что Вы считаете своей самой большой удачей?
Самая большая удача и вообще самое лучшее, что с «Субботой» происходило,- это нынешний момент, нынешний период. Думаю, что сейчас наш театр встает на новую ступень, переживает период подъема. У нас очень сильная труппа, умный, интересный зритель — для театра это самое главное. Публика хорошо нас принимает, она чувствует и понимает наши идеи. Это большой подарок для театра, кда своего зрителя становится все больше и больше.

 

Марина Пряхина.