Александр Платунов: «Я за то, чтобы публика ходила в «живой» театр» — Театр Суббота
Версия для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТ

Александр Платунов: «Я за то, чтобы публика ходила в «живой» театр»

Газета Петербургский дневник, 29 июля 2020

Член номинационного совета премии «Золотой софит» рассказал «ПД» о влиянии пандемии на работу театров

Каким был завершившийся театральный сезон? Как повлияла пандемия на работу театров и какие уроки она дала? Об этом рассказал театральный критик и доцент Российского института сценического искусства, член номинационного совета премии «Золотой софит» Александр Платунов.

– Нынешний театральный сезон, который завершился так внезапно, оказался весьма необычным. Как эта ситуация сказалась на работе театров?

– Сезон выдался достаточно сложным. Он получился укороченным, многие планы не удалось реализовать. Самые ожидаемые спектакли в больших театрах так и не появились.

При этом вперед вышли достаточно молодые театральные команды. Если обычно мэтры своим весом и авторитетом их отодвигали, то этот сезон как раз позволил заявить о себе многим новым именам.

– Какие примеры вы могли бы привести?

– Очень заметен успех театра «Суббота», который удачно развивается в последнее время. На фоне других коллег «Суббота» – театр небольшой, сразу скажем, небогатый, без звездных фамилий в своем составе. Но каждый его новый спектакль привлекает внимание необычным подходом, очень интересной режиссурой. Когда театр ищет, не почивает на лаврах, а находится в постоянном движении, он вызывает больше всего интереса.

Обращаю внимание на успех театра «На Литейном», где сразу два спектакля попали в номинацию «Золотого софита». Конечно, имя Бориса Павловича, который поставил здесь «Лавра», уже давно на слуху у всех театралов.

Но есть и новые имена. Например, Юлия Ауг впервые проявила себя как режиссер именно на этих подмостках. За постановку спектакля «Перемирие» она выдвинута в число номинантов «Золотого софита».

Посмотрите на других артистов, которые вошли в номинации на соискание актерских премий. Там в основном люди не самого старшего возраста. То есть на первый план выходит новое, молодое поколение. Мне кажется, это очень важно.

– В этом сезоне наряду с традиционными постановками появились и совершенно новые форматы.

– Да, обязательно нужно отметить новый проект Большого драматического театра имени Товстоногова «БДТdigital, или Цифровой БДТ».

Хоть мне не совсем удобно говорить о нем, потому что я имел к нему отношение, но и замолчать это нельзя. Андрей Могучий (художественный руководитель БДТ им. Г.А. Товстоногова. – «ПД») не только один из самых именитых петербургских режиссеров на сегодняшний день, но и самый технологически оснащенный, самый современный в каком-то смысле слова.

Конечно, молодая режиссура там тоже подпирает, ищет себя. Но Андрей Могучий отреагировал на пандемию одним из первых и создал целое направление.

Потому что проект «БДТdigital» – это не только спектакли записанные, это спектакли, сделанные специально для этого проекта. Это онлайн-встречи с актерами, выставки, интервью, мастер-классы.

Посмотрите, например, как сверкает, показывая себя с самых разных сторон, Нина Усатова. Этот проект – очень яркое явление. Я думаю, он будет развиваться и на него будут ориентироваться другие театральные коллективы.

– А можете обобщить и сказать, какие уроки нам дала пандемия?

– Во-первых, все-таки печальные, потому что один из самых серьезных ударов – по независимым, по негосударственным театрам. Что ни говори, но коллективы, которые находятся на федеральном или городском финансировании, продолжали получать деньги, поддерживали своих сотрудников весь этот период. А негосударственные театры целиком зависят от кассы. И это огромный удар по ним. Не знаю, всем ли удастся пережить это. Полагаю, что не всем. И это заставляет думать о том, что надо искать разные формы поддержки негосударственных театров.

Можно говорить еще и о другом уроке. Как мне кажется, после столь длительного перерыва публика будет трудно возвращаться в театр. Не только потому, что станет опасаться. Хотя лично мне не нравятся все эти идеи по поводу шахматной рассадки, ограниченного количества зрителей… Это полумеры. Мне кажется, что театр пусть и позже, но должен вернуться в свой настоящий формат.

– Так, может быть, не стоит развивать практику показов онлайн?

– Как только театры начнут полноценно работать, специально созданные под эту ситуацию проекты вроде «БДТdigital» будут продолжать жить. И этим надо пользоваться, потому что значительная часть молодежной аудитории воспитывается через эти формы. Их можно заинтересовать через онлайн-показы, какие-то интернет-акции, чтобы потом они оказались в театральном кресле.

– А допускаете ли вы монетизацию таких онлайн-показов?

– Безусловно, я за «живой» театр. Только в нем зритель получает полноценные театральные впечатления. Но монетизировать некоторые онлайн-показы я считаю вполне этичным. В Интернете должны существовать разные формы театрального просветительства. И какие-то его направления, если они могут принести театру некоторый доход, можно монетизировать. Мне кажется, ничего стыдного в этом нет. Хотя я, повторюсь, за то, чтобы публика ходила в «живой» театр. И я сам, конечно, очень соскучился по дыханию театрального зала.

Интервью подготовила Марина Алексеева