Голоса блокадного Ленинграда в театре «Суббота» — Театр Суббота
Версия для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТ

Голоса блокадного Ленинграда в театре «Суббота»

Александра Алексеева, сайт «Легкие люди», 9 сентября 2019

В пятницу вечером офисные работники спешили в ресторан или бар, а мне требовалась духовная пища. В театре «Суббота» 6 сентября прошёл генеральный прогон спектакля «872 дня. Голоса блокадного города» по «Блокадной книге» А. Адамовича и Д. Гранина. Тема многогранная и непростая, в которую можно погрузиться, только морально подготовившись.

Несколько раз переслушав песню «Оркестр» группы «Сплин», я решительно направилась в уютный театр, недалеко от «Звенигородской». Бежать по старым улочкам было приятно, тёплый осенний вечер окутывал сумерками. В «Субботе» встретили дружелюбно и проводили в небольшой тёмный зрительный зал. Сцены как таковой не было. Зрителей и актёров разделяло только прозрачное стекло от потолка до пола, создавая полный эффект присутствия.

Генеральный прогон ничем не отличался от обычного показа – всё серьёзно и с тремя звонками. Спектакль шёл без антракта. Как было заявлено в афише, интерпретировать тему блокады Ленинграда нельзя, поэтому спектакль был полностью выстроен из документально верных воспоминаний очевидцев. За основу была взята известная «Блокадная книга», которую не пускала цензура до публики вплоть до 1984 года. Сказать, что это тяжёлая литература – не сказать ничего. Всю хронику через себя пропустили артисты театра. Тому свидетельствовали слёзы на глазах актёров, вышедших на поклон.

Особенно стоит отметить световое решение. Лампочки, которые носили с собой герои, включались во время монолога наравне с лицом, и через стекло можно было в мельчайших подробностях разглядеть эмоции и мимику. Свет мигал, когда менялись декорации. Они казались аскетичными. По полу были разбросаны клочки расписанной бумаги, будто листы из дневников и архивов, а также стоял стол и стулья за ним. Актёры были в холщовой одежде, за исключением героини в пальто, которая заговорила первой.

С неё и начался рассказ. Она объясняла, что вспоминать блокаду не любит и словами трудно описать то, что было. Повествование происходило в формате интервью, где героиню сначала расспрашивали все, кто сидел за столом – восемь человек, а затем каждый из них рассказал свою историю: о горе, о мужестве, о том, что происходит с человеком, когда он попадает в нечеловеческие испытания. Голод берёт своё: вот маленькая девочка радуется смерти отчима, вот люди готовы убивать за 125 грамм хлеба, вот беременные женщины не могут двигаться от отсутствия еды и тепла.

«Про это практически невозможно говорить, больно вспоминать, но мы просим – говорите, но мы должны – помнить».

После спектакля выходишь из театра с мыслями о важном, о своём поколении, о ценности жизни, о благополучии, о том, что ещё нам предстоит. Фонари освещают путь домой. За поворотом в булочной можно купить вкусные пончики, а чуть позже на кухне можно будет заварить горячий чай. Внутри тревожно и непонятно, но всё же радостно. Я здесь и сейчас, и я счастлив и здоров.