Хороша та неделя, в которой есть «Суббота» — Театр Суббота
Версия для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТ

Хороша та неделя, в которой есть «Суббота»

«Родькин чердак», по мотивам «Преступления и наказания», театр «Суббота», премьера.


Блог Татьяны Беленькой в Facebook, 25.11.2021

Известно, что Достоевский начинал писать «Преступление и наказание» от первого лица. Но позже передумал с формулировкой: “нецеломудренно выходит”. Создатели спектакля «Родькин чердак» набрались хорошей наглости и поместили нас в голову Родиона Раскольникова. Причем, буквально, в прямом смысле слова. В Родькиной голове темно, душно и страшно. Здесь обитают ужасные фантомы: мать в летающем гробе, Соня в образе то ли гоголевской Паночки, то ли Самары из «Звонка». Лошадка, которую жалко, перебирает двумя своими отдельными ножками и сияет пустыми глазами. Порфирий Петрович и вовсе предстаёт в образе огромной назойливой мухи, вездесущей и всезнающей. Родька страдает агорафобией и предпочитает перемещаться в пространстве с помощью двух стульев, попеременно переставляя их. Родька вещает нам о своих гениальных теориях и переругивается с персонажами романа, выглядящих вполне себе инфернально. Кстати, обозначить жанр спектакля не представляется возможным. Здесь драматические актеры управляют куклами. Захотелось сказать — а куклы управляют драматическими актерами, и, наверное, в какой-то степени это так и есть. В спектакле много жутковатых, громких звуков, много ярких, болезненных вспышек света. Словом, если вы предрасположены к мигрени — посещайте спектакль с осторожностью. Я на полном серьезе, атмосферу спектакля никак нельзя назвать комфортной. Но ! Это обстоятельство мне показалось самой главной удачей постановки. Команде постановщиков с феноменальной достоверностью удалось поместить в нас в тот ужас, в тот АД, который возникает внутри преступившего человека. И как же это по-достоевски! Самый страшный ад — не тот, который нас ожидает после смерти, а тот, который мы создаём себе сами здесь, на земле, в своей голове. Но Фёдор Михайлович, светлая душа, никогда не бросает нас в этом аду, а подсказывает в каждом своём романе и рассказе, где искать выход и как туда идти. Вот и Родька из спектакля театра «Суббота», натерпевшись ужасов сам от себя, пытается уйти со своего чердака. Уйти от своих рассудочных теорий. И если в романе проводниками Раскольникова являются Порфирий Петрович и Соня, то в спектакле эту роль на себя берет господин Свидригайлов. Режиссёр не просто запараллеливает их линии, а сводит к одной точке. Во время разговора о самоубийстве двойники становятся одним целым. И, зная, каким образом Аркадий Иванович вышел из СВОЕГО личного ада, понимаем, что Родька в версии режиссера покидает свой чердак так же. И, в принципе, такой исход тоже можно назвать вполне себе сочетающимся с логикой прозы ФМД. Очень многим героям, в том числе и любимым (Кроткая, например, или Кириллов), автор «подарил» выход из ада через убийство себя. При определенном раскладе и Раскольников ведь мог шагнуть в Неву. Как минимум, он об этом думал.
Еще одним проводником нашего несчастного становится покойная Алена Ивановна. Ласково держа Родю за руку («Пойдём, пойдём») она ведёт его к дверному проему со светящейся зеленым штатной надписью «ВЫХОД».
Раскольников выходит в открытую дверь. В тесную темную спертую территорию спектакля врывается воздух: «Воздуху вам надо, Родион Романович, воздуху!». Врывается свет: «Станьте солнцем, солнце должно светить!». Кстати, фигура Алёны Ивановны в роли провожатого здесь очень к месту — ведь не стань она жертвой, не соверши Раскольников этот ужасный крюк длиной в убийство, не было бы и спасения, не было бы прекрасного финала в романе. А он есть. Как мне показалось, постановщики спектакля попробовали снизить пафос эпилога «Преступления и наказания». В самом конце Родион возвращается на чердак и звучат некие слова Ницше. К сожалению, я даже не смогу воспроизвести их, я их просто не услышала. Для меня открытая дверь явилась таким мощным и логичным финалом спектакля, что прослушала, уж простите. Буду считать, что это повод ещё раз прийти на спектакль!)
Хочу отметить Ивана Байкалова, исполнителя роли Раскольникова. Ему удалось с одинаковой убедительностью показать нам обе стороны Родьки: и рассудочного безумца, и маленького живого мальчика, умеющего пожалеть лошадь.
Не могу не сказать о потрясающей работе художника Дарьи Лазаревой. Ее куклы при кажущейся грубости лиц — невероятно эмоциональны! Во время встречи с командой постановщиков мы узнали, что Дарья при создании кукол вдохновлялась картинами Эдварда Мунка. Мунк, оказывается, очень любил творчество ФМД и даже умер с «Бесами» на груди.
Поразительно, спектакль идёт всего один час, но драматург Сергей Толстиков помещает в этот хронометраж очень и очень многое. Инсценировка, на мой взгляд, у Сергея получилась точной и емкой. И умной. Ничего лишнего, ему в полной мере удалось отобразить в тексте идею режиссёра Владислава Тутака. Ребята произвели впечатление слаженного и тонко чувствующего коллектива.
Желаю спектаклю удачи! С премьерой!
В который раз убеждаюсь, что хороша та неделя, в которой есть «Суббота» )