III фестиваль пьес – победителей Международного конкурса «Stories» — Театр Суббота
Версия для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТ

III фестиваль пьес – победителей Международного конкурса «Stories»

20 и 21 января на сцене театра «Суббота» будут представлены семь из двенадцати коротких пьес, вошедших в шорт лист конкурса. Их эскизы делают режиссеры магистратуры Школы студии МХАТ, мастерская Виктора Рыжакова (Москва).

О пьесах рассказывают эксперты конкурса, формировавшие шорт-лист.

«Монотония». Лидия Голованова
Режиссер Дмитрий Соболев

«Монотония – это состояние пониженной психической активности, которое возникает при монотонной и однообразной работе с частым повторением стереотипных действий», – написано в Википедии. Одноименная noise-пьеса Лидии Головановой состоит по большей части из звучания таких монотонных бытовых действий: звук открывающегося холодильника, звук захлопывающейся крышки ноутбука… В этом звучит глубокое одиночество и точка. Но это не просто фиксация социального поражения человека, драматизм текста проступает в том, как автор монтирует будничные звуки с наполненными жизнью, поэтичными ремарками.

«Таблетки». Евгения Кошкарова
Режиссер Карина Бесолти

Документальная пьеса, состоящая из голосов нескольких девушек, которым поставили тот или иной диагноз, связанный с состоянием психики, и прописали лекарства – антидепрессанты, нейролептики, транквилизаторы. Побочные эффекты, обесценивающие психиатры, синдром отмены и поиск новых таблеток при привыкании, – все это невозможно представить, если не имеешь такого опыта. Автор дает слово представительницам одной из стигматизированных групп в России, открывая зрителям возможность лишь в самой легкой форме ощутить, каково быть там, внутри.

Юлия Осеева

«На красной заре». Александра Фомина
Режиссер Ринат Ташимов

Антиутопия о том, как люди перестали умирать, законсервировавшись в том возрасте, в каком их накрыло уникальное облучение под названием «красная заря». Старик и старуха живут в доме, вот уже много десятилетий наблюдая за молодой парой по соседству. Каково в такой ситуации быть старым навсегда? Быть кому-то матерью маленьких детей навсегда?  Быть чьими-то малышами тоже навсегда? Каково в этой ситуации просто оставаться человеком? И как не перестать любить, если не можешь потерять?

«И жили они…». Дарья Мигаловская
Режиссер Дмитрий Курочкин  

Когда-то давно Иван Вырыпаев написал, что любовь – это кислород.  «И жили они…» – это «Кислород» эпохи зуммеров и поколения «снежинок», современный романс о влюбленных, отказывающихся от сигарет, канцерогенов, работы, мяса, секса, слов ради нового экологически чистого образа жизни и экологически чистой любви. Что их ждет в финале? В диалогах героев Дарьи Мигаловской иронически и нежно обыгрываются все модные неврозы молодых жителей большого города и все утопические проекты будущего, которые мы строим вне зависимости от того, сколько нам лет и кто мы.

Татьяна Джурова

«Великий вор автомобилей». Глеб Колондо
Режиссер Лиза Минаева

В начале автор пьесы подробно объясняет, как стоит играть ее, а, вернее, в нее, ведь это «пьеса для игры на компьютере», реальном или воображаемом.  Правила игры словно бы провоцируют их нарушить, но и тут же сами рассказывают все возможные пути бунта против так подробно записанной авторской воли. Даже язык пьесы и все будущие «вопросы к автору» уже описаны в предуведомлении. Не страшно, что язык искусственный, как и вся конструкция, что герой этакий 8-битный брутальный философ. Кто не любит гангстерские романы категории «Б»? Кто не любит проходить истории от первого лица? Кто не хочет стать Великим вором автомобилей? Кто, в конце концов, способен пройти мимо этой маленькой игры с большим вирусным потенциалом и массой скрытых уровней? Никто.

«Дорога на крышу (ДНК)». Тимур Тимеркаев
Режиссер Юрий Шехватов

Возможно, «Дорога на крышу» – это обрывки подслушанных разговоров, белый шум города, аккуратно зафиксированный автором, а, может быть, творение нейросети «Порфирьевич», или ее менее известных коллег.

Эти маленькие обрывки чьих-то посланий стремятся казаться знакомыми и даже родными, но ускользают от окончательной идентификации. Они как будто несут в себе петербургский vibe, но такую петербургскость опять же могла бы сочинить и программа. В общем, текст этот и завораживает и тревожит. Кажется, только для него стоило бы изобрести тест, вроде того, что помогал вычислять репликантов в «Бегущем по лезвию».

Оксана Кушляева

«На краю футбольной коробки». Александр Елизаров
Режиссер Никита Щетинин

Несоединимость и соединимость событий, запахов, звуков, жанров, сюжетов и скоростей я всегда проживаю в жизни, но впервые прочла это в пьесе. Я редко читаю пьесы, совпадающие с моей динамикой – не про некий чужой внутренний мир. Она про меня, а не про каких-то неизвестных. Именно так, как написано в этой пьесе, я и воспринимаю жизнь. Многомерно.

Идентификация с ритмом и монтажом этого текста меня сразу втянула в удовольствие. Когда в прямом эфире театра «Суббота» мы узнали победителей конкурса, я сказала, обращаясь к неизвестному мне автору пьесы: «Александр, вы большой мастер». В слово мастер я вкладываю способность сразу и максимально задать в произведении объем и динамику.

Язык пьесы очень современный и живой. Кроме того, здесь сначала и до конца мерцает второй план, какая-то экзистенция, сгусток человеческой боли. Но самое крутое – это, конечно, неоднозначность всех явлений и персонажей при потрясающей их простоте и легкости. Она совершенно воздушна. Вдох и выдох.

Гала Самойлова

Начало в 19.00