«Маска» в Березниках, или спектакль для самого искреннего зрителя — Театр Суббота
Версия для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТ

«Маска» в Березниках, или спектакль для самого искреннего зрителя

Лидия Кравцова, сайт журнала «Сноб», 3 сентября 2021

 

Фестиваль «Золотая Маска» охватил не только самые крупные города нашей страны, но и забрался даже туда, где, казалось бы, людям не до театра. Новой точкой в географии фестиваля стали Березники — маленький город в Пермском крае, но с такой честной и до глубины души простой публикой. По ощущениям спектакль начался с самого автобуса в Перми, а закончился, когда мы снова вместе с актерами оказались в аэропорту и были готовы разъехаться по столицам. Вот как это было.

 

Как оказалось, от Москвы до Березников доехать без пересадок не получится: железнодорожный вокзал закрыли несколько лет назад, а аэропорта и вовсе никогда здесь не было. Стало понятно, что ближайшие 2,5 часа мы проведем в автобусе, в котором и началось погружение в местный менталитет. 

 

Отрешенность городка от остальной части России чувствуется сразу. Как? По диалогам. Здесь самый обыкновенный разговор с незнакомцами — это не нахваливание собственных проектов или достижений региона, а рассказ о простых вещах, что называется «бытовухе». Те актеры, у кого еще остались силы после перелета, расспрашивали водителя о краях, а именно о местных пляжах, где купить самую вкусную землянику («идите к магазину “Новинка”, тот, что у ЦУМа — точно не пожалеете. А на рынок не ходите, там одна Азия»), самую вяленую корюшку и самые соленые грузди в городе. Деликатес, о котором я доныне ничего не знала — вареные шишки. «Сто лет знаком с Маринкой, она мне 3 шишки на 100 рублей продаёт. Заходишь в автобус и прямо есть начинаешь. Вкусные, мы с детьми их очень любим». Вдохновившись историями о местном промысле и городских знаменитостях, Андрей Сидельников, главный режиссер театра «Суббота», дал задание своим актерам: выйти в город и начать наблюдать за людьми, а в конце дня рассказать, какого интересного человека удалось найти или на какую историю наткнуться. По его словам, это помогает прочувствовать здешнего зрителя и сыграть так, чтобы тот проникся ролью. Хоть и задание было адресовано актерам, мы с фотографом тоже отправились на поиски чего-то необыкновенного. И, надо сказать, нашли, но об этом чуть позже.

 

В первый день мы решили прийти в театр сильно заранее. Здание напоминает привычный нам советский ДК: шторы с балдахинами, тётеньки-контролеры, очень пристально наблюдающие за каждым, кто одет во что-то непраздничное, буфет, где все не дороже 80 рублей, скамейки для ожидания напротив портретов ключевых актеров местной труппы. Здесь мы и расположились с заведующим литературной частью Санкт-Петербургского театра «Суббота» Владимиром Кантором, труппа которого приехала сюда показывать «Цацики идет в школу» — историю о шведском мальчике с греческим именем и его «мамаше», которые вместе проходят через все личностные испытания первоклашки. Прежде, чем войти в Long List «Золотой Маски» 2019 года и стать участником внеконкурсной программы «Маска Плюс», спектакль был презентован несколько лет назад одной студенческой труппой на фестивале театрального искусства для детей «Арлекин». «Спектакль был одним из первых, который начал говорить о детях на языке детей, по-честному, не скрывая проблемы. Про эти вырванные, табуированные темы, которые в детском театре до недавнего времени обсуждать было не принято», — подмечает Владимир Давидович [Кантор]. И правда, персонажи, а вместе с ними и актеры, откровенно поднимают темы настоящей дружбы, понятия нормы, первой любви — те, что настолько по своей сути тривиальны, но по какой-то причине остаются наедине с ребенком, без совета родителя или учителя, который так важен. И в спектакле он прослеживается. 

 

Здесь же режиссер Юлия Каландаришвили попыталась раскрыть тему буллинга, агрессивного преследования одного из школьников, в котором учитель принимает пассивное положение, предпочитая не замечать проблему, а Мамаша вместе с сыном ищет выход из подобной ситуации, попутно подтверждая, что все можно преодолеть. Ведь в каждом из нас есть самое действенное оружие против любой злости — любовь («Мамаша, от чего человек становится сильным?» — «От любви. Сильным изнутри делает человека только любовь»). Страшно и ей, и мальчику, но это испытание они проходят вместе. Такая психологическая борьба хорошо показана через открытый прием: на сцене всего два актера в постоянных костюмах и с декорациями, но замещают они сразу несколько персонажей, то и дело перевоплощаясь из одного в другого, не уходя за кулисы. 

 

Видно, что актеры получают огромное удовольствие от игры на сцене, ибо сами некогда были участниками подобных историй. Это выяснилось из разговора за кулисами с актерами спектакля, Станиславом Деминым-Левийманом и Софьей Андреевой.  «Иногда меня захватывает порыв ответственности, я же мать. Но потом я быстро себя осаживаю, и мы с дочкой идем играть», — делится Соня. В «Цацике» родители распознают свои ситуации, своих детей, и в этом узнавании и возможности увидеть себя со стороны и есть попытка начать диалог с ребенком по-честному, без заигрывания. Главное — обратить внимание на проблему и отбросить у ребенка ощущение единения с ней. «Мы ваши вторые мамы, и все, что с вами не происходит, мы готовы обсуждать — так говорили нам учителя с самого первого дня. И каждый раз это подтверждалось. Например, у меня были жуткие проблемы с аппетитом, и вместо того, чтобы пичкать меня едой, ко мне подходил учитель и говорил: “Ну что, обсудим?”», — рассказывает Станислав. Учитель это не тот, кто указывает, как и что делать, а предлагает варианты решения. И ошибка его в том, что часто он относится к ученику свысока, а выстраивать диалог нужно на равных, не преуменьшая личности ребенка. «Да, у него фантазия, безумная энергия, он находится в полете, но надо присоединиться к этому полету и просто указать верный путь». Поэтому спектакль обнажает проблемы неискренности и недосказанности в отношениях детей и учеников.

 

***

 

На следующий день мы попали на репетицию «Ревизора» из той же «Субботы», но уже других актеров. Было непривычно видеть их в обычной одежде, без грима, но играли они точно, как на настоящей премьере. Режиссер то и дело давал последние правки к репликам, по расстановке актеров на сцене. А в конце репетиции собрал всех вокруг себя и по-отечески дал напутственные слова, словно готовя их к какому-то важному выбору. Такой он, режиссер постановки Андрей Сидельников. Сразу после репетиции нам удалось немного поговорить.

 

«В «Ревизоре» я услышал наше время и четко понял, что это сегодняшний народ. Это все те же депутаты, восседающие в костюмах, и простые люди, между которыми возникла пропасть», — признается он. Классическое произведение как нельзя лучше легло на сюжет из нашей с вами жизни: самый обыкновенный городок, где сидят самые обыкновенные чиновники, которые, как и им подобные с других регионов, зарабатывают деньги «честным трудом» и трясутся, как бы в их края не нагрянули проверки. Именно поэтому ключевыми в постановке стали слова «смех» и «страх». «Смех — как же все это похоже на нашу жизнь, и страх — что каждый из нас может стать человеком, за которым придут». Режиссеру, как и его актерам, было важно завязать диалог между сценой и залом. И кажется, им это удалось: шутки про московских хипстеров и фальшивую набожность народ встречал смехом, а вот строчки про Навального — практически неслышным смешком. 

 

Насколько сегодняшняя Россия близка к временам Гоголя? «Мне кажется, мы и сейчас живем в гоголевские времена», — подмечает Андрей Николаевич Сидельников. Действительно, время не остановилось на XIX веке, но и не слишком-то продвинулось вперед: социальной защищенности практически не осталось, возрастает натиск чиновничьих классов, церковь снова становится одним из главных контролирующих органов, а исконное «деньги, дураки, дороги» и вовсе никуда не исчезало. Гоголь попал в перепутье понимания русской жизни. Может быть, через сто лет мы и будем передвигаться на летающих автомобилях, но наша недоделанность и «авось», вероятно, останутся в менталитете — это не хорошо и не плохо, это просто есть. А на вопрос, есть ли надежда на изменение, режиссер ответил лишь краткой фразой: «Знаете, я, к своему стыду, в детстве начал грызть ногти, да и сейчас иногда руки тянутся. Туман это, русская дорога». Именно за такую честность спектакль вошел в Long List «Маски» 2020 года.

 

Каков он, березниковский зритель? Он более простой, с понятным эмоциональным фундаментом: если ему смешно — он смеется, а если ему не нравится — он так прямо и скажет. Он не боится показаться неловким или неуместным, действует по зову сердца и сиюминутного желания. В этом мы убедились и во время прогулки по городу, когда пошли исследовать местность по заданию режиссера. Так, на одной из проселочных дорог нам встретился мужичок в довольно нетрезвом состоянии, который не раздумывая поделился с нами своей историей. Рассказал, что в запое уже неделю, а пьет потому, что жена от него ушла. Но следующее действие было полной неожиданностью. «Ты, это, фотографируешь? — обратился он к нашему фотографу. — Сделай фото на память, чтобы запомнить, каким я больше никогда не буду. С завтрашнего дня начну-ка я все сначала…». Вот так, совершенный незнакомец выложил нам свою тревогу: ему полегчало, а мы остались под сильным впечатлением.

 

Своей историей мы не поделились даже и на обратном пути — тогда уже было не до этого. А добравшись до Перми, с актерами договорились встретиться в следующем городе «Маски» — Новокуйбышевске, — где они также будут играть свою постановку. 

 

Генеральным партнером проекта «Золотая Маска» в Березниках  выступила компания «Юнипро», которая поддержала проекты «Золотой Маски» в Сургуте (2018), Шарыпово (2019) и Смоленске (2020), а также выступила партнером московской программы Фестиваля в 2021 году.