О номинанте «Золотого софита» и резонансе «Ревизора» — Театр Суббота
Версия для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТ

О номинанте «Золотого софита» и резонансе «Ревизора»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ КУРЬЕР» № 43 (955) 21 ноября 2019 г.

Лариса Голинькова

_______

«Русь, куда несешься ты?» — извечный вопрос, поставленный Гоголем, звучит сегодня зловещим предостережением. Он служит неким кодом, ключевым методом в исследовании проблем всероссийского масштаба, заложенных в сюжете комедии «Ревизор», поставленной в современной интерпретации режиссером Андреем Сидельниковым и сценографом Николаем Слободяником в государственном театре «Суббота».

 

Здесь в поисках ответов используется проверенное оружие Гоголя, видевшего главным героем своей комедии — смех. Именно для того, чтобы по замыслу Гоголя и создателей спектакля «полюбить себя «черненькими» и «преодолеть русский абсурд», а жизнь «сделать осмысленнее и лучше». Как пришлось убедиться автору этих строк 12 ноября, постановка действительно востребована именно своим своевременным «невольным прочтением Н. В. Гоголя» как откликом труппы театра на жесткие требования современности. Спектакль предлагается с острой политической направленностью, динамичным и ярким сюжетом, с блистательным актерским составом и уникальными находками по сценическому движению, свету, музыкальному оформлению и видеоконтенту.

Гоголь попал в точку, высмеяв и воровство, и ложь, и лицемерие, и взяточничество, показал и страх — «дамоклов меч», нависший над головой грешников в структуре государственного устройства России XIX века. В современной версии «Ревизора» пороки нарастили новые формы: вседозволенность, продажность, наркотики, криминал. Именно в природе этого зла каждому зрителю и предстоит разобраться.

Как известно, цензуры в нашей стране нет. Но есть практика прогонов спектаклей до премьеры. Так и «Ревизор» на премьере (первом прогоне) 23 сентября 2018 года имел в зале заинтересованного зрителя — приглашенных чиновников из различных ведомств Петербурга.

В этой связи вспомним Николая I, присутствовавшего на премьере первой постановки «Ревизора» в 1836 году в Александрийском театре: «Ну, пьеска! Всем досталось, а мне — более всех!» Петербургские представители разных департаментов также одобрили современное прочтение «Ревизора». Более того, по мнению Экспертного совета Российской национальной театральной премии «Золотая маска», спектакль вошел в список «Самые заметные спектакли сезона 2018-2019 годов». Он был удостоен целого ряда престижных наград: благодарственной грамоты губернатора Санкт-Петербурга, премии «За лучший актерский ансамбль» фестиваля «Фабрика Станиславского» в Москве. А исполнитель роли Городничего — артист Максим Крупский не только был номинирован на высшую театральную премию Санкт- Петербурга «Золотой софит» за лучшую мужскую роль, но и вошел в звездный состав актеров театрального сообщества Российской Федерации.

«То, что Максим Крупский был номинирован на премию «Золотой софит», было очень важно. Эта премия вручается очень редко, поэтому уже сама заявка на награду ставит его в один ряд с ведущими актерами города, — говорит режиссер Андрей Сидельников. — Но когда лучшему актеру из «маленького» театра стараются вручить эту премию, ему очень трудно устоять перед «атакой акул» из крупных театров. Так и случилось: на федеральном уровне в лице Экспертного совета театральной премии «Золотая маска» и спектакль, и актер Максим Крупский получили признание, но премия — Санкт-Петербургский «Золотой софит» — ускользнула».

Когда Андрея Сидельникова пригласили в театр «Суббота» на постановку «Ревизора», свой выбор на роль Городничего режиссер без сомнений оставил за Максимом Крупским. О замысле постановки он говорит так: «Мне кажется, страна возвращается к временам Гоголя. Появились такие понятия, как губернатор, городничий, дворянское собрание, поэтому события в уездном городке N легко вписались в современную трактовку спектакля. И Максим здесь «на месте». Я рад, что не ошибся: это точно его роль!»

 

 

А вот что выяснилось из беседы с Максимом КРУПСКИМ.

  • Максим Павлович, я знаю, что вам 42 года, что родились в Уфе, там поступили в Театральную академию, а затем переехали в Санкт-Петербург. Что дальше?

  • В Театральной академии мне посчастливилось попасть на курс Владимира Викторовича Петрова в 1997 году. В 2003-м по воле случая очутился в театре «Суббота», где ближе познакомился с Юрием Александровичем Смирновым-Несвицким, основателем театра. Сегодня мы работаем с режиссером Андреем Николаевичем Сидельниковым, которого мы, актеры, понимаем с полуслова. И его предыдущий спектакль «Прощание в июне», теперь «Ревизор» мне очень нравятся: оригинальны их стиль и своеобразная эстетика. Поэтому считаю себя чрезвычайно счастливым человеком.

    ____

  • Легко ли «примерили» на себя роль Городничего и насколько сложно было работать над ней?

  • Я был свидетелем перехода страны от социалистической экономики к рыночной. Словом, был уже подготовлен к такому повороту и в роли Городничего. Но, воспитанный на русской классике, признаюсь, немного задумался над предложением «осовременить» образ градоначальника. Прототипов образа легко нашел в интернете, в новостной хронике, на телеэкране. Много наблюдал, оттачивал жесты, пластику, мимику, речевые интонации. Словом, формировал некий собирательный образ. Было чрезвычайно интересно.

    ____

  • Авдот и Авдотья в одном лице. Что-то я не припоминаю у Гоголя таких персонажей.

  • У Гоголя Авдотья — служанка в доме. У нас в спектакле Авдот — доверенное лицо Городничего по служебной части, а Авдотья на глазах у зрителей сняв усы и «став» женщиной, при необходимости держит в узде его жену — эпатажную даму и дочь, являясь, по сути, агентом Городничего в его доме. Так называемый двойной агент: комичноподвижный, готовый на любые мерзкие поступки персонаж.

    ____

  • Удивительна и, на мой взгляд, очень удачна также «придумка» режиссера в отношении двух инкогнито. У Гоголя только один.

  • Это внедрившийся в близкое служебное окружение Городничего еще один агент. В финале, перед немой сценой, он сообщает о приезде настоящего ревизора, отстреливает всех виновных и докладывает по телефону некоему вышестоящему чину о выполнении задания. Немая сцена у Гоголя, с одной стороны, ставит риторический вопрос: «Русь, куда несешься ты?» — извечный вопрос, на который ищут ответ люди уже три века. А с другой стороны, это акт возмездия за злодеяния. Зрителю дают понять, что не без корысти инкогнито-наемник и его хозяин прибегли к этой бандитской выходке. Имели они незаконный доход от этого уездного городишки И, как пить дать — имели! А когда деньги «уплыли» с Хлестаковым, не смогли простить этого Городничему.

    ____

  • Я порадовалась тому, что на спектакле много молодежи. Они активно реагируют на реплики актеров, прекрасно зная тексты гоголевских персонажей. Так что для россиян и России не все так безнадежно.

  • По моим наблюдениям, это именно те ребята, которые в большинстве своем хорошо учатся, интересуются литературой. Ведь надо же духовно созреть до такого «подвига», как прийти в театр на классический репертуар.

    ____

  • На мой взгляд, эстетика театральной постановки очень высока. Восхитительно, мастерски владеет ролью каждый актер. Но театр должен и воспитывать зрителя. Насколько эффективна эта роль у «Ревизора»?

  • Искусство должно не только правдиво отражать жизнь, но также иметь право на художественный вымысел, авторское видение образов: для более точного рисунка образа и усиления воздействия на зрителя. Городничий — стратег, искусный манипулятор судьбами своих подчиненных, сам был прижат «к ногтю» Хлестаковым. Эти гоголевские персонажи смогли появиться и в XIX, и XX, и в XXI веке в силу обстоятельств, которые заставляют человека против собственной воли вести себя именно так, а не иначе. И молодежь, конечно, имея разный уровень семейного воспитания, социального статуса и художественно-эстетической подготовки, воспринимает наших героев по-разному. Но большинству из них сформировавшееся мировоззрение прекрасно помогает разобраться в том, что сделало Хлестакова (мелкий чиновник из Петербурга), Хлопова (смотритель училищ), Тяпкина-Ляпкина (судья), Землянику (смотритель богоугодных заведений), Шпекина (почтмейстер), Добчинского и Бобчинского (телеведущие, охранники, ночные налетчики) именно такими. Алчными, жалкими, живущими под вечным страхом разоблачения, поэтому, несмотря на внешнюю красивость жизни и симпатичность персонажей, зритель судит их по поступкам.

    Владимир Викторович Петров из Театральной академии в свое время нам говорил, что можно сыграть роль так, что человек посмотрит спектакль и скажет: «Хороший спектакль», но больше не придет. А можно сыграть так, что зритель воскликнет: «Хороший спектакль!» — и придет снова. Так что давайте встречаться чаще.