О «Субботе» — Театр Суббота
Версия для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТ

О «Субботе»

Из книги Народные театры: Взгляд со стороны. Сами о себе. М. : «Искусство», 1981. С. 213-222

Скрещением четырех улиц — Загородного проспекта, Разъезжей, бывшей Троицкой и бывшего Чернышева переулка— в Ленинграде образуется странное и, я бы даже сказала, парадоксальное сочетание — Пять углов. Это не улица, не сквер, не площадь. Обычный перекресток. Впрочем, не обычный — пятиугольный.

«Пять углов» — так называется спектакль, который идет в театре, расположенном… у пяти углов.

На освещенную прожекторами площадку вышла девочка в нарядной длинной юбке и сообщила, что девочкам надо дарить подарки, без подарков девочки чахнут. А потом вышел мальчик, у которого никак не удавалась песня, положил на скамейку свою гитару и попросил: напишите мне что-нибудь, если понравилось, и даже если не понравилось. А потом еще вышла девочка. Она написала письмо, «адресованное неизвестному другу», и ей так хотелось, чтобы кто-нибудь на то письмо ответил. А потом была песня. Яростная какая-то, ожесточенная, на крике, на всхлипе, когда звуки трепещут в гортани:

«Ах, пять углов, пять углов, пять точек зрения, мы помолчим на площади в ночи, пять углов, вы сомнение, и вы птицы вдохновения, вы — демоны и ангелы мои».

Итак, где мы? Куда попали? И что здесь происходит? А происходит здесь — театр.

В Доме самодеятельного творчества, в белоснежной гостиной каждое последнее воскресенье месяца дает свои спектакли экспериментальный театр-клуб «Суббота» под руководством Ю. А. Смирнова-Несвицкого.

Почему «Суббота»? Потому что суббота — самый лучший день недели, когда все еще впереди. Почему же тогда «Суббота» в воскресенье? Вникать не хочется, честно говоря. «Суббота» именно и мила мне тем элементом несуразицы, чепуховипы, которые обычно свойственны русским народным пословнцам-нескладухам. Что-нибудь вроде — «Андроны едут — сапоги всмятку». Короче, «Суббота» есть некоторое логическое недоразумение.

Понятие «театр», «клуб», «спектакль» в их традиционном смысле к «Субботе» не применимы. Здесь никого специально не готовят в актеры. Здесь принципиально не ставят обычных пьес или инсценировок, здесь не стремятся «дорасти» до профессионального театра.

Менее всего «Суббота» похожа на театр, даже и экспериментальный. Это какое-то трудно определимое словами сообщество людей, которые собираются вечерами вместе, поют, танцуют, смеются, играют на гитаре, делятся своими радостями и заботами, рассказывают о самих себе. Раз в месяц они приглашают друзей и знакомых и рассказывают уже им самое интересное из того, что с ними произошло или происходило когда-то.

Спектакль «Пять углов» — об убегающем времени, о юности, о памяти, которую нельзя предавать. Субботовцы рассказывают в нем историю своей жизни. Впрочем, кто знает, может быть, не только своей, а и чьей-то еще тоже.

…На площадке, где идет представление, расставлено несколько рядов кресел. В креслах молодые люди. В сгустившейся темноте движется узенький лучик прожектора-«пистолета», высвечивает лица ребят. Каждый говорит что-то свое и о своем. Это переговорный пункт, телефонные монологи. Стремления, желания, мечты — разные. Голоса «накладываются» друг на друга, перебивают друг друга, сталкиваются. Впрочем, не есть ли это образ жизни, многообразной, разноречивой?

Мгновенная перемена мизансцены: ребята вскочили со своих мест, разбежались по площадке, вытянув руки в стороны, закачались, загудели и «превратились» в самолет, летящий над тайгой. Еще одна перемена — мы в салоне самолета. Опять ребята сидят в креслах. Близко- близко, рядом-рядом, такие непохожие разные лица, такие непохожие разные речи, каждый свое и каждый о своем.

Многоголосие — принципиальный образ спектакля. Он не имеет единой, последовательно разворачивающейся фабулы. Он сложен из множества историй и историйк. Из множеств характеров и ситуаций, данных в намеке, в беглом наброске, возникает атмосфера спектакля, которая как бы и есть здесь главное действующее лицо. На первом месте настроения, ощущения, чувства.

У Смирнова-Несвицкого, а заодно и у всех субботовцев, любимое словечко — «общение». «Надо общаться», «будем общаться»,— повторяют они как заклинание. Поднимают зрителей со своих мест (хотят те или нет — не спрашивают), тянут за руки на освещенную площадку. Зрители упираются, не понимают. Субботовцы огорчаются. А зря. Минуты противоборства со зрителем — это ведь тоже общение. Не запрограммированное и не запланированное, а особенное — органическое, непосредственное, непредсказуемое. Здесь ищут такого взаимопонимания, когда духовное состояние одного человека как бы переливается в другого. Ищут не просто общения, ищут родственные души. И когда один из героев спектакля «Пять углов» обращается к героине со словами: «Ты родная мне, понимаешь?» — это очень точное выражение этической программы «Субботы».

Режиссура «Субботы» тяготеет к музыкально-пластическим формам. Так, например, рождается в спектакле «Пять углов» образ поезда, разлучающего близких людей. Бегут ребята по кругу, взявшись за руки, как в детской игре. Но все быстрее становится их бег, все неистовее. В полумраке несутся фигуры людей, в такт которым хочет попасть и не может попасть маленькая детская фигурка. Худенькая девочка бежит сзади, цепляется ручонками, просит подождать и пощадить, и падает на пол, сбитая с ног вереницей уносящихся вдаль сильных и быстрых людей.

Так история о парне Саньке, который бросил свой любимый Челябинск и свою единственную сестренку Тоську и уехал за счастьем в Ленинград, а Тоська без него умерла, обретает в пантомиме «поезд» пронзительно метафорический смысл, своего рода откровение. Здесь цепочка уносящегося поезда ассоциируется с жестокой, безликой, эгоистичной силой инерции, которая грохотом и шумом своих колес заглушает в человеке все человеческое, увлекает его за собой, заставляет забыть о близких, о собственной душе.

Человек прошел, не заметил другого, минута пролетела, и что-то не случилось в жизни обоих. Спектакль «Пять углов» — о непонимании и невнимании, о трагическом не- совпадении. Это крик, это плач, это почти вопль, который обрушивается песней: «Ну почему друзья уходят в час, когда они нужны?»

Людям нужна дружба, поддержка, знак одобрения, приветствие. Нужна ласковость и нежность, подарки и похвалы. И когда это есть, может случится даже невозможное. Например, человек выпрыгнет из самолета навстречу любви и не разобьется. Или актеры «Субботы» протянут руки в зрительный зал, и зрители не отпрянут назад, а шагнут навстречу актерам.

Помните девочку в длинной юбке, которая хотела, чтобы ей дарили подарки? Помните мальчика, который хотел, чтобы кто-нибудь расписался на его гитаре? Помните другую девочку, что ждала письма? Так вот. Это случается не на всех спектаклях «Пяти углов», но на некоторых случается: вдруг встают со своих мест обыкновенные зрители и протягивают девочке апельсин и конфеты, говорят добрые слова мальчику, пишут письмо другой девочке.

Ради таких мгновений, надо полагать, и существует «Суббота».

Татьяна Забозлаева, кандидат искусствоведения, театральный критик

Кажется, уже отгремели недавние сражения и споры вокруг «Субботы» — нужна или не нужна такая форма клубной работы в наши дни, происходит или не происходит подлинное общение артистов-любителей с залом и, наконец, быть или не быть «Субботе». Страсти кипели, споры бушевали… а «Суббота» жила.

Первые представления «Субботы» были переполнены до краев жаждой эксперимента, радостным удивлением перед тем, что ребята открывали в себе и зрителях, приходивших на спектакли. Они отталкивались от собственных характеров, чуть-чуть подчеркнув в них ту черту, которая была преобладающей. «Суббота» рисковала. Она была беззащитна, как беззащитен человек, откровенно рассказывающий о себе первому встречному. Так возникли «Окна, улицы, подворотни», «Театрализованный круг» — спектакли разные по темам, по оттенкам настроения, но объединенные общим принципом: от себя, о себе — значит, обо всех нас. Субботовцы порой наталкивались в спектаклях на отказ зала от встречной откровенности. Частично тому виной могла быть неизбежная для первого этапа нотка самодовольства ребят: «вот мы какие!» Это было естественно. Артисты-любители сдружились, прониклись едиными интересами — зрители же не могли разделить их и замыкались; в контакте «Субботы» с залом не проскакивала искра.

Помогло чувство юмора, определившее, пожалуй, весь стиль сценического бытия «Субботы». Юмор — демократичен. Он не признает чинов, объединяет. Юмор спас на опасном вираже. Искрящаяся стихия неподдельного веселья, молодости перекрыла робкие мотивы самоупоения. Последовали интерпретации известных сюжетов — «В старой Вероне» («Ромео и Джульетта»), «Любовь Яровая», «Молодая гвардия», «Крепостные актерки». Но коллектив по-прежнему оставался верен своему компасу — от себя. Теперь «Субботу» признавал молодой колючий зритель, отныне наполняющий неизменно залы, где бы ни происходило представление.

Пора повзросления заявила о себе в «Пяти углах» очень твердо.

И в новом и в старых, но по-новому идущих спектаклях, общение со зрителем возникает легко, органично. В ответ на звенящее откровение субботовцев зритель отзывается, как музыкальный инструмент, настроенный верно и тонко.

Светлана Флоринцева, театральный критик

На втором туре Всесоюзного фестиваля народного творчества спектакль «Окна, улицы, подворотни» был удостоен диплома I степени. Несмотря на то, что сценарий и сам спектакль осуществлены под руководством Ю. А. Смирпова-Несвицкого, можно с полной уверенностью сказать, что доля коллективного авторства превалирует. Его герои носят имена исполнителей.

В основу положены личные события и впечатления, размышления о жизненном пути, духовные поиски реальных людей, участников театра-клуба. Это рассказ о жизни рабочих: семье Романовских, В. Фуникове, В. Голоунине, студентах, учащихся, служащих. Центральные герои— Г. Романовская, Н. Савкина, М. Смирнова.

Большой интерес представляет сам принцип создания спектакля. Это театрализация быта и досуга самих его авторов и исполнителей, он близок по самой сути «театральной технологии» некоторым формам народного, фольклорного творчества. В спектакле трудно различить сценаристов, постановщиков, исполнителей и героев, разные люди сливаются как бы в одно целое — театрализованное клубное представление.

Одним из средств театрализации в «Субботе» является, конечно, маска. В какой-то мере снимается проблема перевоплощения (хотя элементы его порой весьма талантливо представлены). В «Окнах, улицах, подворотнях» маски — это Собака, Запрет, Плакальщица. Но основа «Субботы» это живое общение с присутствующими тут, на площадке и в зале.

Виктор Назаров, аспирант Института культуры

Думаю, что важной причиной жизнеспособности «Субботы» является удачное освоение опыта трамов и «Синей блузы». Конечно, традиция проявляется в ее современном качестве. Жизнь раскрывается в новых ракурсах и измерениях, отображается внутренний мир современного человека.

Татьяна Андреева,

кандидат искусствоведения, старший преподаватель Высшей профсоюзной школы культуры

Перед социологом, хотя бы однажды побывавшим на улице Рубинштейна, 13, на представлениях театра-клуба «Суббота», могут открыться новые перспективы изучения всех трех сфер общения, присущих театру: творческий процесс (общение между творцами), восприятие искусства (общение между творцами и зрителями), коллективное поведение (общение между зрителями).

Примечательно в деятельности «Субботы» то, что в каждой из этих сфер проявляется ее самобытность. Рассмотрим последовательно указанные моменты.

I. Процесс творчества. Репертуар здесь строится по двум линиям: обращение к авторскому тексту и самостоятельное авторство. В первом случае общение принимает форму напряженного социального диалога между коллективом (субботовцами) и каноническим текстом. Такой диалог происходит в «Любови Яровой», где субботовцы «разговаривают» с К. Треневым, акцентируя в его пьесе наиболее близкое для себя, волнующее. Они, пользуясь традицией клубного театра (всегда прибегавшего к сознательному монтажу авторского текста), как бы социально ориентируют автора, неожиданно интерпретируя прошлое.

Другая линия — каждый становится соавтором коллективного сценария. И дело даже не в сценарии, личность извлекает «из себя» свою роль, раскрывая собственные грани прямее и откровеннее, чем в обычном театре.

II. Восприятие искусства. Представления «Субботы» сознательно обращены к своему зрителю. Собственный язык этих представлений свидетельствует об углубленном проникновении субботовцсв в проблемы своего поколения, в молодежную субкультуру. Этот язык, близкий молодежной аудитории, особенно ярко проявляется в спектаклях «Любовь Яровая», «Молодая гвардия», связанных с актуально-значимой интерпретацией революционной и военно-патриотической тем.

Особого внимания заслуживает прием вовлечения зрителей в действие, упорно проводимый субботовцами через все спектакли. Особенно в «Театрализованном круге» полно и свободно реализуется форма открытого, прямого личностного общения. Такие игры-представления особенно щедро выплескивают творческие эмоции, буйство юной фантазии, моменты радостной раскованности. Хотелось бы только, чтобы творческое общение здесь не ограничивалось проблемами быта и свободного времени молодежи( при всей важности этих тем).

III. Коллективное поведение. В. «Субботе» установилась атмосфера коллективизма, взаимосвязанности и спаянности общей идеей — этот момент поддержан тем, что театр-клуб является по форме организации самоуправляемым любительским объединением по интересу. Причем в деятельность этого объединения широко вовлечены зрители. Публичные итоговые обсуждения, конференции методического характера,— все это давно стало нормой жизни клуба, все это активно формирует художественно-ценностные установки не только участников театра-клуба, но и гостей. Помимо спектаклей существуют еще «предспектакли», которые разыгрываются по определенному сценарию. Эти предспектакли создают неуловимую атмосферу доверия и доброжелательности, формируют стиль поведения в межличностном общении. И функция нравственно-эстетического воспитания молодежи (четко выделенная в «Субботе») уже выходит за собственно театральные рамки. Рассматривать «Субботу» поэтому следует и как социологический феномен.

У нетрадиционного, нестандартного театра-клуба впереди много проблем, но его социологическое новаторство, продолжающее линию лучших советских трамов, следует поддержать и оценить как залог будущих открытий.

Валентина Дианова,

социолог

Если вы впервые попадаете в «Субботу», не на представление, а так, запросто, в обычный день, вас ожидает немало чудес. Генерал дня. Секретарь-церемон, Капитан кладовой, Архивариус… директоры, директората. Все должностные посты, разумеется, общественные.

В начале сезона вы можете угодить на заседание микросеминара: «Как превратить организацию в поэзию». А вот еще — «Деловая игра: «Выездной спектакль». Однажды на клубных посиделках была прочитана лекция «Эволюция бюрократического аппарата «Субботы», а также заслушано сообщение «Помреж — вождь спектакля». Клубная часть «Субботы» выпускает журналы «Круг» и «Плюш». Сценарная группа в последнее время изобретает новый жанр, клубных вечеров отдыха — «театротека». Пока это называется «Субботеей».

Вам понравилось? Можете записаться, у нас принимают всех.

Если вы сочиняете, рисуете, шьете, ваше творчество найдет себе применение, и даже будет обнародовано на одном из вечеров «Субботы». Ну а если ничего не умеете? Тогда тоже приходите. Научитесь. Не верите в себя? Поверите…

В «Субботу» принимают всех. Это один из существенных принципов театра-клуба. «Суббота» — инициативное любительское объединение, клубное по методам и целям, отвечающее духу истинной самодеятельности. Подобные объединения являются коллективным плодом народного творчества.

Итак, каждый может стать «новичком». У вас сразу появятся обязанности — технические, творческие. Четкое их выполнение гарантирует определенные права и должности уже по выбору. Следующая ступень — «кандидат», что означает — начальное образование постигнуто. Уже теперь вы можете быть избраны в высший «законодательный» орган — Совет. И вообще вы обретаете право голоса на «кругах» (общих сборах). Осталось признать своими цели и принципы «Субботы», завоевать личные (обязательно личные!) симпатии членов Совета. «Личные симпатии членов Совета» — строка из устава.

И вот по особому ритуалу, прямо во время представления «Театрализованный круг», вас посвятят в действительные члены «Субботы». А по прошествии нескольких лет, возможно, и в «основатели».

Но все это парадная, ритуально-театрализованная сторона. В повседневной же деятельности есть еще внутренний порыв, буйная изобретательность, стремление к самовыражению.

Совет руководит «Субботой», он курирует деятельность Дирекции, в которую входят главный директор, директор-распорядитель (внешние контакты), директор-организатор (внутренние службы) и директора частей: административная (работа со зрителями-гостями), постановочная, бригада обслуживания, диспетчерская и т. д.

Клубная и методическая части помогают коллективам-спутникам «Субботы», разрабатывают вечера театротеки, готовят методические материалы, поддерживают контакты с другими объединениями страны.

Сначала новичок тушуется. Но вот и он уже при «портфеле», бойко инструктирует своего стажера из нового потока новичков.

Общность интересов благоприятствует скорой адаптации. Направленность интересов, опираясь на комплексный опыт, ускоряет формирование ценностных критериев, гражданского самосознания.

Очень существен для воспитания личности этот синтез общения «по делу» с общением «душ». По наблюдениям психологов в таких благоприятных условиях сразу актуализируется оптимальный «фон восприятия» у молодежи. Политика, нравственность, этика — все обретает свою осязаемость, конкретность. «Навыки» общения, которым специально не обучают нигде, здесь приобретаются быстро и органично. Совокупность систем деятельности — труд, познание, общение — способствует интенсивному возмужанию, укреплению чувства ответственности, долга. Формирует социально активную личность. У нас есть группа молодежных лидеров, способных решать позитивно многие проблемы свободного времени.

Так, на органы самоуправления «Субботы», ее структуру ложится основная педагогическая нагрузка. В этом смысле «Суббота» — самовоспитывающийся коллектив.

Помимо насыщенной жизни «внутренней» «Субботы» (сегодня в ней около ста действительных членов, друзей, кандидатов, новичков, сотрудников) имеется еще широкий общественно-массовый выход, в орбиту театра-клуба вовлечено несколько коллективов-спутников в Ленинграде и других городах, а также около трех тысяч постоянных гостей-зрителей, то есть массового актива. В течении только 1978 года театром-клубом дано 121 клубное представление, 42 методических занятия, проведен межгородской семинар-практикум для воспитателей рабочих общежитий и ПТУ, комсомольского актива и культпросветработников. В целом на представлениях и занятиях побывало около тридцати пяти тысяч человек.

В марте 1979 года первому среди инициативных любительских объединений страны театру-клубу «Суббота» присвоено почетное звание «народный коллектив».

*                                                                                                                                                                        Семен Трессер,

директор театра-клуба «Суббота»

Десять лет назад родилась наша «Суббота». Нашлись чудаки, пристроили нас при Доме самодеятельного творчества. Помню немыслимый текст первого субботовского сочинения на собственную музыку:

«Так живет и работает дружно,

Облегчая наше право на труд,

То искусство, которое нужно,

Этот самый то ли театр, то ли клуб».

Вокруг наших субботейских скоморохов собирается народ. Дивятся, крутят головами, вздыхают, иные плюются, бывает, осерчав. Иные улыбаются, советы подают, растолковывают тем, кто рядом, что такое «Суббота».

Мы не театр, мы не клуб, но то, что мы черточка между ними, это определенно. Очень за нее держимся. И каждый из пишущих норовит намекнуть на нее, на эту черточку, связующую оба понятия. Мы театр-клуб.

Без своего мира «Субботы» нет. Ее афиша, содержание и даже некоторые приемы игры, маски возникают из собственного мира «Субботы», частично прожитого субботовцами реально, а частично выдуманного, как сказка, миф, идеал. Конечно, в этой «малой» жизни — модель окружающей большой жизни. В своей коллективной субботовской жизни личность еще и еще раз переживает и проигрывает «большую жизнь», извлекая урок. Между «своей жизнью» в коллективе и большой, окружающей — надежная связь и взаимодействие. Среди дипломов, которыми коллектив награжден, мне особенно дорог один — от комсомольцев Ижорского завода с надписью — «Субботе»— за пропаганду проблемы досуга молодежи».

«Суббота» — молодежный инициативный клуб. Такие клубы, пока недооцененные в своих потенциях, способны стать, и часто становятся, реальными боевыми помощниками комсомола в воспитании молодых поколений.

Иной раз «Субботе» хочется стать песчинкой в городском театральном фольклоре, а порой, напротив, ребята высказывают более крупные замыслы. Почему бы не рас- шириться, продолжив традицию Лентрама, почему бы и нет? Работаем в центре Ленинграда, дружба у нас с молодежью Балтийского, Ижорского, Кировского заводов. Городской театр рабочей молодежи — ведь хорошая мечта.

Юрий Смирнов-Несвицкий,

кандидат искусствоведения, художественный руководитель театра-клуба «Суббота»