Отмены гастролей, санкции и новая волна COVID-19: как все это влияет на театральный Петербург? — Театр Суббота
Версия для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТ

Отмены гастролей, санкции и новая волна COVID-19: как все это влияет на театральный Петербург?

Константин Крылов, Журнал «Собака.ру», 17 августа, 2022

Август — время, когда театры усиленно готовятся к возобновлению работы после летнего перерыва и анонсируют грядущие премьеры. В этом году многие петербургские труппы подходят к новому сезону, крепче стоя на ногах, нежели в прошлые, пандемийные, годы. Так, в Театре «На Литейном» сезон уже стартовал и там успели почувствовать эффект от того, что в городе вновь растет туристический поток — продажи билетов подскочили. «Мы открыли новый сезон с ежедневными аншлагами», — сообщил худрук театра Сергей Морозов.

Однако, несмотря на позитивные изменения, назвать ближайшее будущее петербургских театров безоблачным сложно. Уже в скором времени им, по всей видимости, придется столкнуться с целым рядом проблем — как общих для всей российской экономки, так и специфически театральных.

Коронавирус бывший и будущий

Пандемия нанесла тяжелый удар по доходам всех театров Петербурга, в результате находить средства на текущие нужды, прежде всего на жалование артистов и работников сцены, стало сложнее. Так, Светлана Лаврецова, директор ТЮЗа им. А.А. Брянцева пояснила, что зарплата сотрудников театра обычно на 70% состоит из собственных средств учреждения, заработанных на продаже билетов.

Для некоторых театров эта проблема осталась в прошлом, так как они уже смогли добиться полной заполняемости залов, однако другие отмечают, что продажи билетов так и не вернулись к допандемийному уровню. »За два года интерес поугас, — сетует Чакчи Фроноккерс, директор Малого театра кукол. — К нашему конкретно театру или к театрам в целом судить не беремся. Но если до ковида заполняемость залов у нас была в среднем 70-80%, то после снятия ограничений — порядка 40-50% и повышается с очень большим трудом. Зрители, которые регулярно ходили в театр, в целом вернулись, а вот те, кто приходил от случая к случаю, сейчас не всегда делают выбор в пользу театра».

«До ковида заполняемость залов была в среднем 70-80%, после снятия ограничений — порядка 40-50% и повышается с большим трудом»

Собеседники редакции отмечают и другое наследие пандемии — за последние два года петербуржцы стали реже покупать билеты заранее, и пока эта тенденция сохраняется. «Раньше мы могли рассчитывать загрузку мероприятия за 5—7 дней и иметь продажи заранее. Сейчас же большое количество билетов приобретается в день спектакля, за 2—3 часа до начала. В связи с таким коротким периодом продаж мы, к сожалению, не всегда успеваем предпринять необходимые меры для достижения оптимального финансового результата», — рассказывает Сергей Морозов из Театра «На Литейном».

Но самое главное, что коронавирус, который многие обыватели стали считать побежденным, судя по всему, вновь набирает силу, что может привести к новым ограничениям, в том числе на посещение массовых мероприятий. Все это неизбежно сказывается и на театрах.

«В последние недели наш театр полностью отражает ситуацию в городе, — отмечают в пресс-службе Молодежного театра на Фонтанке. — У нас заболевают сотрудники и, конечно, артисты. Все сотрудники и зрители ежедневно проходят контроль температуры на входе в театр. Все в коллективе, у кого закончился срок вакцины, проходят ревакцинацию. Мы используем экспресс-тесты, чтобы оперативно выяснить, болен ли кто-то из артистов или сотрудников постановочной части. Для общего пользования в театре установлены санитайзеры. Других специальных мер мы пока не предпринимаем, будем действовать в соответствии с решением властей. В случае возвращения ограничений, конечно, посещаемость театра может упасть».

 

Недоступный свет софитов

Впрочем, пандемия — далеко не все, что беспокоит руководство петербургских театров. За кулисами уже успели почувствовать влияние санкций из-за Украинского кризиса и последовавшего за их введением скачка инфляции. «Многие материалы ощутимо выросли в цене: дерево, металл, ткани. Поэтому производство декораций и костюмов обходится нам теперь намного дороже, чем раньше», — говорит Светлана Лаврецова из ТЮЗа им. А.А. Брянцева.

«Нарушены наработанные логистические связи, ситуация не позволяет найти новых партнеров или быстро и эффективно перестроиться на импортозамещение, — добавляет директор театра Санкт-Петербургского «Суббота» Андрей Лобанов. — Некоторые наши контракты на оборудование и изготовление элементов декораций пришлось расторгнуть. Например, для недавней премьеры «Holden» мы заказывали специальный проектор в одной из европейских стран. Был заключен контракт, но его пришлось аннулировать из-за невозможности поставки в Россию. Аналоги, которые нам предлагали, не подходили по техническим характеристикам. И это не единственная проблема, с которой столкнулся наш театр по этому направлению».

Юрий Шварцкопф, гендиректор Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии, председатель Совета директоров петербургских государственных театров: »Пока в полной мере [влияния санкций и ухода производителей из РФ] мы не ощутили, хотя сложности, безусловно, есть. Прежде всего это касается светового, звукового, видеооборудования. Должно пройти определенное время, чтобы мы поняли, насколько нам могут помочь меры [по импортозамещению и организации параллельного импорта], предпринимаемые правительством страны. Но то, что ценник на позиции [связанные со сценическим оборудованием] взлетит, может быть, в разы — это факт».

Впрочем, некоторые собеседники редакции говорят, что у них не возникло проблем с импортозамещением. Так, Евгений Малыгин, директор «Санктъ-Петербургъ Опера» отмечает, что для мастерских театра приобретаются отечественные материалы. «Мы осознанно поддерживаем наших производителей, поскольку для театра важно иметь постоянных и надежных партнеров, получать лучшую стоимость и высокое качество даже в сравнении с иностранными аналогами», — отметил он.

Добавляют головной боли администрациям петербургских театров и общие для всех россиян проблемы с международными банковскими переводами. «Театру необходимо оплачивать авторские отчисления зарубежным правообладателям [что сейчас затруднительно], но мы ищем пути решения этого вопроса, надеемся, в ближайшее время ситуация прояснится», — говорят в пресс-службе Молодежного театра на Фонтанке.

 

Новая география

Кризис сказался не только на закупках театрального оборудования, но также на гастролях и приглашении иностранных режиссеров. «Мы с радостью путешествуем по России. В сентябре отправимся на большие гастроли в Москву с «Ревизором» и еще пятью постановками, потом почти сразу — в Норильск с фестивалем «Золотая маска». Но гастрольная политика театра «Суббота» никогда не ограничивалась нашей страной. Мы всегда старались продвигать петербургское театральное искусство за рубежом, нередко выступали в Эстонии, осенью прошлого года играли «Цацики идет в школу» в Риге и Лиепае в Латвии. Деятельность в этом направлении, которая набирала силу в последние годы, сегодня для театра «Суббота» остановилась. Думаю, другие театры испытывают схожие проблемы. Но и одной Европой наши связи не ограничиваются. Сейчас мы ведем переговоры о гастролях с театральными фестивалями Ирана, Армении и Казахстана», — объясняет Андрей Лобанов из театра «Суббота».

«Мы живем в непростое время. И, конечно же, все события, происходящие в мире, отражаются на театре. К сожалению, рвутся международные связи. Ведь любые границы губительны для культуры», – соглашается Сергей Шуб из «Балтийского дома», отмечая при этом, что гастроли никогда не были прибыльной статьей в бюджете театра и даже, напротив, требовали дополнительных субсидий. «Это влияет на творчество, на сужение его географии, а не на финансовое положение театров».

Юрий Шварцкопф, гендиректор Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии, председатель Совета директоров петербургских государственных театров: «Я пока не знаю, что будет с правами на те лицензионные спектакли, права на которые истекают до конца года. Есть постановки, по которым заграничные правообладатели уже вынуждены были прервать с нами отношения. Но безвыходных ситуаций не бывает. Как сейчас наши автозаводы налаживают выпуск импортонезависимых автомобилей, так и мы будет выпускать отечественные импортонезависимые мюзиклы, хотя, конечно, хотелось бы, чтобы они, продолжая автомобильную аналогию, были бы хотя бы оборудованы подушной безопасности и кондиционером».

Впрочем, как и в случае с импортозамещением оборудования, ситуация в этом вопросе от театра к театру отличается. Так, ТЮЗу удалось провести намеченные на февраль-март гастроли по Балканам и продолжить работу с иностранными постановщиками. «В апреле на Большой сцене нашего театра состоялась премьера спектакля «Лжец» по Карло Гольдони в постановке итальянца Ферруччо Меризи. Мы рады, что этот творческий обмен состоялся, и теперь у зрителей есть возможность посмотреть на российской сцене настоящую комедию дель арте», — рассказывает директор театра Светлана Лаврецова.

«Мы не играем (и не будем играть в ближайшее время точно) ни одного спектакля, который был выпущен до 24 февраля»

Нынешний кризис привел не только к тому, что ряд иностранных театров и режиссеров приостановили сотрудничество с Россией. Некоторые россияне также покинули страну, что серьезно сказалось на жизни некоторых театральных проектов, в особенности независимых.

«Наш проект состоит из людей, которые уехали, планируют уехать и тех, кто остался, — поясняет куратор независимого проекта FULCRO Даша Шамина, — это очень влияет на все, что мы делаем. При этом проект не распался, а ищет пути существования в новом несимпатичном мире. Конечно, это целиком и полностью изменило нашу реальность. Она отчетливо разделена на «до» и «после». Все, что было «до», совершенно неприменимо к тому, что «после», то есть сейчас. Мы не играем (и не будем играть в ближайшее время точно) ни одного спектакля, который был выпущен до 24 февраля».

Вместо занавеса

И все же, несмотря на все сложности, подорожание декораций и оборудования, большинство опрошенных редакцией театров в ближайшее время не планируют поднимать цены на билеты. «Один из принципов театра — общедоступность. Билеты на спектакли и концерты в сентябре уже в продаже на сайте. Изменений цен не производилось», — рассказали в пресс-службе театра «Санктъ-Петербургъ Опера». Аналогичным образом ответили «Собака.ru» и в Молодежном театре на Фонтанке.

А вот в независимом проекте FULCRO даже отметили, что в новых условиях стараются снизить входную плату. «Сейчас мы стараемся держать минимально возможный для покрытия расходов уровень цен. И так же будем их понижать дальше, чтобы люди, которым важно быть с нами в России, могли это делать», — отмечает куратор проекта Даша Шамина.

В целом же собеседники редакции из театров города говорят о будущем петербургской сцены совершенно по-разному. Во-многом это зависит от того, какой театр — государственный или независимый — они представляют. Так, Алексей Синицин, заместитель директора Малого театра кукол, сетует, что перспективы негосударственных театров в Петербурге сегодня «туманны более, чем когда-либо». «Мы всегда старались полагаться в основном на свои силы, но в последнее время включается множество факторов, повлиять на которые мы не в силах. Поэтому просто работаем, пока это получается. Мы не закрываемся, не уезжаем, и нам приходится подбирать слова, использовать более образный язык, в конечно счете заниматься самоцензурой, чтобы иметь возможность и дальше заниматься театром», — отмечает Синицин.

«Театр – место врачевания душ, и вот именно такое врачевание очень необходимо сейчас»

В то же время Сергей Шуб, генеральный директор Театра-фестиваля Балтийский дом, напротив, считает, что в ближайшее время может произойти расцвет театральной жизни России.

«Искусство вообще и театр в частности всегда будут востребованы. Каждый человек может прийти в театр и найти ответы на свои вопросы, не важно – личные или глобальные, а может получить витамин радости, любви. Поэтому сегодня, когда боли и непонимания стало еще больше, театральное искусство должно пережить подъем. Театр – место врачевания душ, и вот именно такое врачевание очень необходимо сейчас. А в дальнейшем будет востребован всё больше и больше», – заключает Шуб.