Пётр Шерешевский: “необходимо «подламывать» роль под конкретную личность актёра” — Театр Суббота
Версия для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТ

Пётр Шерешевский: “необходимо «подламывать» роль под конкретную личность актёра”

Из интервью Петра Шерешевского Наталье Стародубцевой для арт-журнала “Около” 19 сентября 2022

ОКОЛО: Чем современному зрителю будет близка балладная “Опера нищего”, по которой вы ставите спектакль в Театре Суббота?

П.Ш.: Забавная история: в 1728 году английский драматург Джон Гей, входивший в литературное общество вместе с Джонатаном Свифтом и другими писателями, написал сатирическую пьесу-оперу с куплетами. Причем куплеты на мотивы современных ему уличных песенок. Как если бы мы сегодня в пьесе зонги исполняли на мотив “Владимирский централ”, “Белый лебедь на пруду”. Собственно, это мы и собираемся сделать. Пьеса Джона Гея — это такая острая социальная сатира о времени дикого разгула преступности в Англии. Полиция не могла справиться, и был придуман способ борьбы: если преступник настучал на собрата, получает за это деньги.

Через 200 лет Бертольт Брехт взял эту пьесу и написал “Трёхгрошовую оперу”. То есть самая известная пьеса Брехта — не пьеса Брехта, а адаптация Джона Гея. Сохранены персонажи, сюжет, даже тексты в большом количестве. И еще через 100 лет мы сделали то же самое — не трогая Брехта вообще, Гея переписали, и получилась история про 90-е годы.

ОКОЛО: Будут актеры Театра Суббота?

П.Ш.: Да. Вообще у меня принцип такой —  если уж я прихожу в театр, то нужно работать с труппой. Неприлично говорить: “Вы все прекрасные, но на главную роль мы сейчас приведем кого-то получше”. У меня большой опыт поездок по провинциям. И  когда ты приезжаешь в Новокузнецк, Ижевск, Псков, у тебя нет опции “а ну-ка я сейчас позову на главную роль такого-то, у вас в труппе нет”. Когда ты с таким подходом смотришь на труппу, выясняется, что все актёры есть, и они прекрасные. Потом о них вспоминаешь и мечтаешь с ним  поработать. В Субботе талантливые профессиональные артисты!

[…]

ОКОЛО: Вы часто говорите, что КТМ — это “бесплатный” театр. Нет ли желания привлекать больше внимания, устраивать активности — читки, лекции, обсуждения?

П.Ш.: Да черт его знает. Любая активность — это все равно деньги. У нас очень скромный способ жизни — даже если получаем гранты, их едва хватает на постановки. Мы пытались несколько лет назад что-то делать в эту сторону. Но как-то руки опустились… Готовишься, устраиваешь прекрасную лекцию или фестиваль читок… А приходят 10 человек. И что это дает? У меня на это, честно говоря, нет ни энергии, ни желания. Я люблю спектакли ставить, я через это живу, мир познаю. И хочу, чтобы у нас была возможность приглашать на постановки других интересных режиссеров. Чтобы репертуар был разнообразным, чтобы артисты осваивали разные театральные языки.

Сейчас бум театральный, народ пошел в театры. Наверное, попытаемся побольше играть в ноябре. Я в Субботе репетирую, смотрю — там каждый день аншлаг.