«Суббота» начинается во вторник — Театр Суббота
Версия для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТ

«Суббота» начинается во вторник

Ксения Труш, Medium, Беларусь, 25 марта 2019 года

«Много шума из ничего» собирается сотворить яркий и взрывной театр «Суббота» (Санкт-Петербург) в предпоследний день молодежного театрального фестиваля «М@rt.контакт-2019».

Кстати, совсем недавно — 18 марта — театр отметил свой 50-летний юбилей, с чем мы искренне поздравляем его коллектив.

Старожилы молодежной редакции с большим воодушевлением ждут спектакль «Много шума из ничего», а это лишний раз доказывает, что будет нечто необычное и яркое. Театр «Суббота» покажет свое видение знаменитого шекспировского сюжета, используя опыт современного человека, заложника информационных войн, нарочитой сексуальности и борьбы полов.

Как это будет, мы узнаем позже. Ну а пока молодежный пресс-центр с помощью литературного редактора театра «Суббота» Владимира Кантора (за что спасибо ему большое) собрали мысли актеров и режиссера спектакля Галины Ждановой о своих героях и истории, которую увидит зритель.

Галина Жданова / режиссер спектакля

— Вот уже второй раз, когда мой спектакль едет в Могилев, происходит что-то особенное. В прошлый раз я рожала, а сейчас — влюблена.

Хочется, чтобы театр «Суббота» вместе с этим спектаклем прозвучал ярко, мощно и иначе, чем на нашей площадке. В Могилеве совсем другая сцена, и здорово, что мы можем использовать эту возможность, чтобы еще как-то повернуть нашу историю. Для фестиваля мы готовим специальную версию постановки.

Если говорить о спектакле, то эмоционально — это очень насыщенный для меня проект. Он эмоционален по мысли, по форме и содержанию. В нашем «Много шума из ничего» не совсем привычный театр — не психологический русский, не традиционная шекспировская комедия. Комедия решена в черных тонах. Вся эта история происходит в страшных обстоятельствах войны, в обстоятельствах предательства, в обстоятельствах игры чужими чувствами, поэтому ощущение трагедии в спектакле есть. Зубы пьесы торчат из всех кустов. Персонажи играют чувствами Бенедикта и Беатриче, разыгрывая их, сталкивая. Я сегодня шла на репетицию и думала о том, насколько это чудовищно! Если бы меня так разыграли!!! Представьте, я влюблена в мужчину, влюблена по уши — и я это скрываю. А меня разыгрывают, говорят: он тебя любит. Я как дура раскрываюсь. А он ни сном, ни духом. Я не понимаю вообще, как они это все пережили, когда узнали, что это все игра?! Это страшно. Это не главный сюжет спектакля, но он рассказывает о том, что за люди окружают героев.

Главным героем спектакля стал Дон Джон, побочный брат Дона Педро. В нашем спектакле их обоих играет один и тот же актер — Владимир Шабельников. Мы рифмовали его с Дон Жуаном. С ним в спектакль входит тема одиночества обособленности и пресыщенности жизнью. Этот человек противопоставлен молодым любовникам. В связи с этим сюжет спектакля изменился.

В спектакле есть линия Розенкранца и Гильденстерна в них превратились второстепенные персонажи Конрад и Бораччо. Мы думали, кто они такие? И у меня родилась ассоциация, что это люди — сбоку припеку, ничего плохого не делали, а их почему-то их казнили. Конрад и Бораччо — обаятельные, но ничего не решающие персонажи, которые постоянно действуют; последний, в частности, но ничего не происходит. Мы думали: почему Бораччо так увлечен Доном Джоном? Почему он готов совершить моральное убийство невинной Геро? У Шекспира он — в каком-то смысле прообраз Яго. У нас эта сюжетная линия превратилась в стоппардовских Розенкранца и Гильденстерна — народ, маленьких людей, которые становятся заложниками больших игр.

Еще в спектакле есть метафизические тексты Клима о том, что такое «я» артиста, «я» персонажа, о том, что такое — «я». Размышления об эго и о том, что творится в процессе «влюбления» одного эго в другое, и это — одна из центральных тем нашего спектакля.

Актер Владислав Демьяненко / Клавдио

— Клавдио — это человек чести, он честен перед своим принцем — Доном Педро, но с другой стороны, он — человек страсти. Оба эти качества борются в нем. В этой борьбе — его сущность. Что касается его места в пьесе, то я считаю, что именно на его плечи падает вся трагедийная составляющая шекспировского текста. Именно он отвечает за это, раздувает всю эту историю, всю эту любовь до таких размеров, что она едва не превращается в трагедию. В чем-то он мне близок, в чем-то далек. Одна из основных его черт — ревность. И я пытался сделать его не просто ревнивцем, а попытаться сыграть ревность как качество, довести до предела. Мне кажется, что это качество в каждом существует, но мы не всегда готовы себе признаться в этом.

Актриса Софья Андреева / Беатриче

— Классная она девчонка! Хотя, конечно, своеобразная барышня. Есть немножко какие-то проблемки, отклонения. Но у нас у всех так. Мне нравится, что она прямая, резкая. В этом мы с ней похожи. Да, она иногда перебирает с этим делом. Мы придумали, что она ждет Бенедикта, потому что рядом никого нет, с кем можно было бы так, открыто поговорить. Да, есть Дон Педро, но он слишком высоко. И у них ничего не может выйти, даже если бы он ее полюбил, он принц, это невозможно. А нахлобученные, суперсерьезные правильные зануды Беатриче не нужны, так что Бенедикт — в самый раз.

Актер Владимир Шабельников / Дон Педро, принц Арагонский; Дон Джон, его брат

— В определенный момент, когда мы работали над «Много шума из ничего», я понял, что мне не хватает чистого, незамутненного, всеобъемлющего образа зла; зла во всей его простоте и бескомпромиссности: без объяснений причин, без размышлений о его природе и прочей рефлексии. Зло, как оно есть. Зло существует в мире, и, кстати, никому не объясняет, почему оно существует и зачем. У Жванецкого есть слова: «Добро всегда побеждает зло. Значит тот, кто победил, добрый?» Братья, которых я играю в спектакле, находятся в состоянии войны. Их противоборство — непримиримое противостояние двух сил, двух воль. Кажется, оно может разрешиться только смертью. Финал этой борьбы так и остается открытым.