Талант слушателя — Театр Суббота
Версия для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТ

Талант слушателя

Елена Чукина. Петербургский театральный журнал. 19 июня 2012.

Внутренний голос нужно слушать. Спектакль «Внутренний голос» — тоже. Его надо воспринимать интуитивно, духовно. Действие здесь намеренно бессобытийное и разветвленное. Блики, полутона, всплывающие воспоминания, уходящие в небытие герои… Такой своеобразной музыкально-драматической исповедью Юрий Смирнов-Несвицкий отметил собственный юбилей.

Пьеса читается сложно. Она похожа на дайджест, собранный из разных историй, или сценарий, в котором они смонтированы друг с другом, как кадры кинофильма. Последние дни жизни Бунина смешиваются с небылицами из театральной жизни и фронтовыми сюжетами; рассказы о творческих поисках современных артистов (где артисты театра представляются собственными именами) тонут в звуках советских песен; а в истории литературных героев врываются гротескные фигуры клоунов, веселого и грустного, этаких Счастливцева и Несчастливцева нашего времени, носящих имена Смирнова (Олег Якунин) и Несвинайского (Иван Байкалов) и тем самым отдающих дань режиссерской самопародии. Реальность и выдумка, быль и небыль легко переплетаются, стирая взаимные грани и подчеркивая тщетность материального, сущего.

У всех этих событий нет общего логического сюжета, нет одной линии, на которую все истории можно было бы «нанизать», нет сквозного движения «от» и «до». Рискну предположить, что, пожалуй, и последовательность сцен здесь может быть вариативна. Есть только Внутренний голос — объединяющий персонаж в исполнении Григория Сергеенко, который живет в каждой сцене, все видит и все слышит. Но он не оценивает происходящее, не старается сделать какие-то жизненно важные выводы, расставить точки в событиях прошлой жизни (чего вполне можно было бы ожидать от исповеди). Как раз в этом-то и особенность персонажа, его суть — накопление впечатлений и ощущений. Оценка (задача рассудка) влечет за собой градацию, выбраковывание ненужного, а нутро впитывает все, что происходит вокруг.

Сцена из спектакля.
Фото — Светлана Пьянкова

…Место действия — везде и нигде. В темном пространстве, созданном художником Марией Смирновой-Несвицкой, есть скамейка, на которой размышляет Бунин, есть большой стол, за которым собирается дворовая компания за партией домино, есть огромное окно по центру. Эти «точки» расставлены в пустоте, между ними словно ветер гуляет: здесь много выходов и входов, герои появляются откуда угодно — из-за «задника», из кулисы на авансцене, поднимаются по лестнице на балкон. Появляются — и исчезают. Все меняется, все проходит… Окно — центр композиции. Когда оно закрыто — это запретная дверь, за которую хочется заглянуть, чтобы увидеть давно забытые лица; а когда оно открыто — становится страшно от того, что стол за ним опустел и кругом тишина…

Герои спектакля — это не конкретные люди, а миражи, фантомы, воспоминания. Дух спектакля — ностальгический, светлый. Эмоционально «Внутренний голос» очень в стиле театра «Суббота», словно провозглашает своеобразное духовное кредо — он музыкальный, добрый, открытый, с нежной грустинкой. Жанр определить трудно. Здесь нет четко выраженной линии действия, к которой привык зритель драматического спектакля, но и концертом его ни в коем случае не назовешь. В спектакле есть единое смысловое целое и тема- камертон: смысл жизни — в беспокойстве души, в постоянном творческом поиске, в умении слышать себя.