В «Субботу» вечером. В театре провели экскурсию-перформанс — Театр Суббота
Версия для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТ

В «Субботу» вечером. В театре провели экскурсию-перформанс

Зинаида Арсеньева. газета Санкт-Петербургские ведомости, 3 сентября 2020

После пяти месяцев посещения театров онлайн увидеть спектакль вживую — праздник. В театре «Суббота» тоже соскучились по зрителям и устроили для журналистов не просто пресс-конференцию, а экскурсию-перформанс.

В «Субботу» вечером. В театре провели экскурсию-перформанс | Сцена из спектакля «Танец Дели» / ФОТО Игоря ЛЮБИМОВА

Сцена из спектакля «Танец Дели» / ФОТО Игоря ЛЮБИМОВА

Встречали нас артисты в белых халатах, померили температуру, всем раздали элегантные черные маски с логотипом театра: желто-золотые буковки, немного нестройные, словно слегка танцующие.

Экскурсию для нас провел космонавт в скафандре. Он лихо подкатил к театру на раритетном автомобиле — бежевые «Жигули» первой модели, незабвенная «копейка». «Теперь в театры только в скафандрах пускают!» — пошутил кто-то из коллег.

Космонавт и «копейка» — из спектакля «Леха», фрагмент которого нам показали. Поставил его главный режиссер «Субботы» Андрей Сидельников. Премьера была в прошлом сезоне, но спектакль камерный, в сущности — квартирник. Потому были аншлаги, увидеть его все желающие не успели. Советую. Но будьте готовы, что ностальгия замучает.

Играют его в новом пространстве над сценой, которое называется «Второй этаж. Комната». Сначала поднимаешься по лестнице, где на подоконнике сидит парочка, флиртует, парень бренчит на гитаре. Одеты по моде 1970-х годов. Меня поразили босоножки девушки — из белой лакированной кожи на толстом каблуке. Вещи абсолютно аутентичные, винтаж.

Затем оказываешься в коридоре коммунальной квартиры, а оттуда попадаешь в комнату, где за круглым столом уже сидят актеры. То есть зрители оказываются в буквальном смысле в гостях у героев пьесы. Обстановка в комнате из тех, что сейчас, предлагая арендаторам, называют «бабушкиной»: сервант с хрусталем, диван, ковры на стенах и на полу. Воссоздано точно — свидетельствую как человек, который помнит 1970-е и такие вот серванты и трельяжи. Работа художника-постановщика Марии Смирновой-Несвицкой выше всяких похвал.

Спектакль «Леха» поставлен по пьесе Юлии Поспеловой, получившей «Гран-при» конкурсов новой драматургии «Ремарка» (2016) и «Кульминация» (2016). Это поэтический монолог-воспоминание лирической героини о ее деде. На склоне лет он влюбляется не на шутку — так, что «его давление повышалось, под ногами его плавился линолеум, из-под ног его уходила земля».

Он и есть Леха — этот дед. Его уже нет в живых, но он присутствует в квартире как материализовавшееся воспоминание. Несколько женщин разного возраста в черном собрались в этой бедной комнате, чтобы отметить сорок дней со дня его смерти. Они вспоминают Леху, говорят о нем, плачут и смеются, рассказывая историю его жизни и поздней любви. А он (артист Анатолий Молотов), сидя в кресле в углу, иногда вмешивается в их разговор. В этом камерном, «квартирном» спектакле подкупает то, что воспевали малые голландцы в живописи — драгоценность обыденной жизни.

За время карантина в «Субботе» появилось еще одно новое пространство. С помощью зрителей придумали его название — «Флигель». Здесь две сцены, названные театром по двум частям фамилии основателя «Субботы» Юрия Смирнова-Несвицкого. Сцена «Смирнов» — арт-пространство для творческих встреч и сольных музыкальных проектов, здесь можно будет провести время до и после спектаклей. Сцена «Несвицкий» расположена на втором этаже «Флигеля» — это театральный зал, предназначенный для камерных спектаклей, лабораторных экспериментальных проектов.

Главный режиссер театра Андрей Сидельников сейчас готовит репертуар для «Флигеля». Журналистам показали отрывки из документального музыкально-театрального проекта «Неспектакль» и спектакля по пьесе Ивана Вырыпаева «Танец Дели».

«Неспектакль» на самом деле очень даже спектакль. Только основанный на документальных историях, рассказанных самыми обычными жителями Петербурга. Это сейчас модное направление — вербатим. Перед нами сидел молодой человек, рассказывающий о своей нелегкой жизни. Спокойно, не жалуясь. Все шло не так, но вот случился один день, когда словно удалось оседлать волну. Но он знает — такое везение ненадолго, надо поспешить. «Мне приходится жить, — говорит он, обращаясь к залу. — Вот не то чтобы я хотел так жить, меня жизнь заставляет».

«Танец Дели» — другое дело. Это поэзия в прозе, притча. Пьеса Вырыпаева состоит из семи частей. Мы увидели последнюю. Заходит медсестра. Ощущается, что отчасти она — посланница смерти и ангел-утешитель в одном лице. Сообщает Ольге, хрупкой блондинке в джинсах, что ее муж только что умер. И в ответ на отчаянную просьбу не уходить, поговорить, чтобы уменьшить боль, рассказывает о танце Дели. Он переплавляет боль, тонны боли в красоту и блаженство. Третья актриса, как тень, в белом хитоне, появляется и танцует под мелодию, похожую на звенящую капель.

«Суббота», как видим, охотно работает с молодыми драматургами и режиссерами. Год назад театр провел первый конкурс коротких пьес Stories.

Как считают организаторы, театр сегодня должен быть захватывающим. Потому что технологии изменили восприятие современного зрителя. Stories — это короткие пьесы, это вызов драматургу, который должен суметь показать многое в совсем малом.

В этом году театр принимает пьесы на конкурс по 24 ноября. В команде экспертов, читающих пьесы, драматурги Ася Волошина, Дмитрий Данилов, режиссеры Андрей Сидельников, Петр Шерешевский, театральный критик Татьяна Джурова. Итоги конкурса будут подведены не позднее 15 декабря. А в январе или начале февраля пьесы-победители будут представлены на новой площадке «Флигель» в формате эскизов.

Другое направление «Субботы» — классика, ее новое прочтение. Сейчас Андрей Сидельников репетирует спектакль «Вещь» — по мотивам пьесы Александра Островского «Бесприданница». Действие перенесено в наши дни. Пьеса не устарела _ любовь и красота продаются до сих пор. В главной роли — молодая актриса Елизавета Шакира, выпускница мастерской Анны Алексахиной.

Театр этот, любимый поколениями петербуржцев, камерный. Сейчас это оказалось в тренде: чем меньше народу, тем безопаснее. Однако бывшие императорские, построенные с размахом, театры Мариинский и Александринский уже работают. А «субботовцы» пока могут только гадать: когда же им разрешат открыться. Ждем с нетерпением.