За кулисами сказки: Столкнулись прекрасный мир театра и жестокие реалии современной жизни — Театр Суббота
Версия для слабовидящих
КУПИТЬ БИЛЕТ

За кулисами сказки: Столкнулись прекрасный мир театра и жестокие реалии современной жизни

Рутман Михаил. За кулисами сказки: Столкнулись прекрасный мир театра и жестокие реалии современной жизни // Санкт-Петербургские ведомости. 14 июня 1996

Акт 1-й, Гримерка

Это не грим. Это кровь. Настоящая. Здесь в крошечной гримерке, лежал на полу без сознания актер театра «Суббота» Кирилл Пантелеев…

Сегодня «субботовцы» вспоминают случившееся тогда, 18 мая, как кошмарный сон. Спектакль закончился, отмечали день рождения сразу двоих артистов, немного выпили… Уже собирались расходиться, когда снизу, из бара, появились двое мужчин и женщина. Гости находились на хорошем «взводе» – раздалась брань. Ссориться «субботовцы» не хотели. Володя Абрамов попытался успокоить визитеров и получил удар в лицо. Его били обломком декорации для спектакля «Винни Пух», которую Володя, мастер на все руки, когда-то сам и изготавливал. На помощь товарищу бросился Кирилл с газовым баллончиком в руке. Возможно, применять его не стоило бы – струя газа привела нападавшего в бешенство.

Через минуту он ворвался в переполненную актерами гримерку с обломком черенка от лопаты в руках. Им-то получил страшный удар по голове Кирилл. К нападавшему бросился Толик Молотов – следующий удар пришелся ему в лицо. Незваного гостя схватили за руки, вытолкали за дверь.

Вызвали «скорую». Сережа Линьков спустился вниз встречать врачей. Едва открыл входную дверь – все тот же черенок от лопаты с силой рубанул ему по лицу. Из последних сил Сережа еще смог подняться наверх и упал, потеряв сознание.

Человек, устроивший это жуткое побоище, был всем хорошо известен. Фамилии своей не скрывал и в объяснениях, данных милиции, от содеянного не отказывался. Вот только виноватым себя не считал.

 

Акт 2-й. Сцена

Что такое «Суббота», питерским театралам объяснять не нужно. Существующий уже более 20 лет, театра этот из любительской студии превратился в профессиональный коллектив. Пронесенное через годы братство стало жизнью нескольких поколений актеров, позволило создать свой, неповторимый язык, свою манеру общения со зрителем. Даже получив статус профессионалов, «субботовцы» сохранили в театре дух студийности – легкость, искренность, озорство. Репертуар их чрезвычайно широк: классика. комедии и фарсы, маленькие шоу и детские сказки для детей.  Со спектаклями своими «Суббота» побывала в Англии, Швеции, Дании, Болгарии. Однако жизнь театра на этом не кончалась. Актеры его – одна семья, живущая все эти годы в атмосфере нежной, бережной любви друг к другу. Творчество и жизнь переплелись, создав тот удивительный сплав, о котором только и может мечтать любой причастный к театру. Душой «Субботы» был и остается ее создатель Ю. А. Смирнов-Несвицкий. В тот роковой вечер Юрий Александрович был со своими ребятами, их избивали у него на глазах…

С 1982 года театр располагается на улице Правды во Дворце культуры пищевиков. Когда-то в социалистические времена, дворец был на балансе огромного и богатого молкмбината и, что называется, не знал горя. Работали секции и кружки, крутились фильмы, процветала художественная самодеятельность. Пять лет назад молкомбинат акционировался. По закону объекты соцкультбыта приватизации не подлежат, и «хозяином» его должен был стать КУГИ. Но по непонятным причинам, в юридическое владение не вступил, и дворец «завис». В этом положении пребывает он и по сию пору. Постепенно замерла бившая ключом жизнь, исчезли секции и кружки, позабыта самодеятельность. Остались лишь детские изо- и цирковая студии, изредка собирающийся клуб авторской песни «Восток», группа «Форум», да старожил – «Суббота».

— Вот наши владения, – Юрий Александрович показывает крохотный коридорчик, который артисты делят пополам с изостудией, – вот здесь был гардероб, но его у нас отобрали, и теперь пальто кладем прямо на стулья в зрительном зале.

Этот уютный – всего на 200 мест – зальчик когда-то оборудовали они своими руками. Это место святое. Здесь творится чудо. Зритель не должен знать ни о каких проблемах тех, кто для него это чудо создает. А проблем у «Субботы» с каждым днем становится все больше.

 

Акт 3-й Дискотека

Тот, кто давно не был в ДК пищевиков, сегодня его не узнает. Весь первый этаж – одна сплошная стройка. Дворец готовится зажить новой жизнью – в духе времени. Вместо заведомо убыточных кружков и студий здесь скоро должны появиться шикарный бар и дискотека. Уже полтора года во дворце стучат молотки, визжит циркулярная пила, а в последнее время гремит настраиваемая акустическая система. Соответственно, появились и новые люди. Формально договор подряда на работы заключен двумя физическими лицами. Фактически же всем заправляет некто Тараторин, прямо заявляющий, что он здесь хозяин, а иногда и вовсе представляющийся директором дворца.

Настоящий же директор Анатолий Вячеславович Попов – вот он, живой-здоровый. На вопрос, кто такой Тараторин, поясняет, что тот возглавляет некое ТОО «ТОМС», занимающееся числе прочего и шоу-бизнесом. В прошлом году Тараторин организовал во дворце концерт знаменитой «Алисы». И, вопреки ожиданиям, прошло все спокойно, без обычных для «алисоманов» эксцессов. Почему Тараторин вообразил себя во дворце хозяином, Анатолий Вячеславович не ведает, но предполагает, что за этим человеком стоит одна из мощных городских преступных группировок, «положившая глаз» на дворец.

— Понимаете, это странный человек, вздыхает Попов. – Слабые, беззащитные люди для него – никто. Он уберет их со своего пути без сомнения. «Субботовцы» Тараторина раздражали уже давно. Ну какой тут, к черту, театр! Дурью маются люди! Вместо того, чтобы деньги зарабатывать… Претензии свои на занимаемую театром площадь заявлял он неоднократно и в самой грубой форме. Предлагал убираться подобру-поздорову, а то… На все обращения Смирнова-Несвицкого к директору Дворца реакция была нулевой. Наконец, 18 мая терпение Тараторина лопнуло. Неизвестно, чем его достали на этот раз «паршивые интеллигенты», давно мозолившие ему глаза, но он пошел отстаивать свои «права». Он бил изощренно и жестоко. Бил на глазах у многих свидетелей. Бил так, как будто действительно был полным хозяином, абсолютно уверенным в собственной безнаказанности. Там, за кулисами сказки, по ту сторону раскрашенных декораций, столкнулись два мира: один – беспомощный в своем прекраснодушии, другой – нахрапистый, наглый, идущий напролом.

Их силы, увы, неравны. Заведомо убыточный, на призрачные деньги живущий театр – и разъезжающий на джипе «новый русский». Ему понятно и доходчиво объяснили с высоких трибун, что деньги сегодня решают все, и потому он считает человеком будущего. И если на его пути к успеху встанет нечто со смешным названием «культура»… Это сегодня он схватился за черенок лопаты, а завтра при звуке этого слова, быть может, схватится за пистолет? А что до того, что слово это присовокуплено к названию дворца, так то беда небольшая: название можно поменять. Мало ли тому примеров: был, скажем, кинотеатр, а стало казино…

 

Акт 4-й. Коридоры власти

Разумеется, лучше было бы «Субботе» не искушать судьбу и куда-нибудь съехать. Проекты такие были. КУГИ даже предлагал театру занять два здания в Апраксином дворе. Но… реконструкция их обошлась бы в 1,5 миллиона долларов. Разумеется, «Субботе» такие деньги и не снились. Проговаривался и вопрос о том, чтобы занять какой-либо из пустующих кинотеатров. И снова, конечно, все уперлось в деньги.

— Причина случившегося в том, что права театра на занимаемую площадь четко не закреплены юридически, – считает начальник нормативно-имущественного отдела комитета по культуре мэрии С.А. Басов. – В ближайшее время мы должны определиться с балансодержателем здания, и тогда у «Субботы» будет возможность заключать нормальный договор аренды. Думаю, что на базе ДК мы совместно с администрацией Центрального района создадим районный центр культуры, где театр будет существовать на полном законном основании, и на его права никто посягать не сможет.

Что ж, решение, конечно, разумное. Вот только непонятно, почему столь очевидные меры будут предприняты лишь после того, как пролилась кровь. Интересно также было бы узнать, как отнесется к этим планам г-н Тараторин и те, кто стоят за ним. Пока же по факту хулиганства (ст. 206 УК) в РУВД Центрального района возбуждено уголовное дело. Статья эта, как мне объяснили, одна из самых сложных в применении, ибо часто оспаривается и переквалифицируется в суде на более легкие. Например, на ст. 112 «Умышленное легкое телесное повреждение или побои». Именно так, оказывается, квалифицируются нанесенные ребятам травмы. А Кириллу Пантелееву после 18 мая сделали уже две операции, и состояние его отнюдь не легкое.

Практика применения 206-й статьи УК показывает также, что в большинстве случаев обвиняемый и потерпевши за спиной у следствия идут на мировую, и последний забирает свое заявление. Увы, «мировой» и в этом случае полностью исключить нельзя. К лежащему в больнице Пантелееву уже приходили друзья Тараторина и настойчиво рекомендовали отказаться от всяких претензий. Показания милиции Кирилл дал, но заявление писать не стал… Поступали угрозы и директору театра Татьяне Кондратьевой. Но она тем не менее заявление написала и твердо намерена довести дело до конца. Реальность угроз, естественно, «на глаз» не определишь. Остается лишь надеяться, что Тараторину сейчас невыгодно брать новый грех на душу. Но гарантировать, что кровавая драма не повторится, разумеется, не может никто – это ведь только в сказках добро всегда побеждает зло…