Главный
режиссёр
театра
Андрей
Сидельников

И грустно, и смешно: фестиваль коротких пьес Stories в театре «Суббота»

Автор: Евгений Хакназаров

Газета «Культура»: 31 января 2023

Драматурги и режиссеры со всей России показали эскизы возможных будущих спектаклей. Творческий процесс оказался бурным. Кто-то явно не справился с поставленной самому себе задачей, зато другие нашли выход из кризисов с помощью спасительного юмора.

Петербургский театр «Суббота» очень маленький по любым меркам. Но на его сцене, упирающейся в коленки зрителей, происходят большие вещи. Помимо собственных творческих достижений — а спектакли «Субботы» горазды на сюрпризы — здесь коллекционируют успехи и неуспехи коллег со всей страны и близлежащих территорий. Фестиваль коротких пьес Stories прошел нынче в четвертый раз, но не стал «приевшимся», традиционным событием. Здесь всегда очень интересно, потому что мы говорим о живом театре, который идет своей трудной дорогой и обретает лицо в непосредственной близости к публике.

В этот раз организаторам конкурса пришлось выбирать лучших из почти четырехсот участников. В длинный список претендентов попали 24 пьесы (непременное условие: объем не более 12 стандартных страниц текста), сценического воплощения удостоились шесть работ. Пару слов о географии: помимо авторов из Москвы и Санкт-Петербурга, о своих притязаниях заявили драматурги из Екатеринбурга, Кемерова, Рыбинска, Семипалатинска, Минска, Авейру (Португалия), Уфы, Саратова, Новокузнецка, Ярославля, Серова. В режиссерский пул вошли самарец Артем Устинов (номинант «Золотой маски»), худрук Ереванского международного Шекспировского фестиваля Каро Балян, главный режиссер Челябинского молодежного театра Иван Миневцев, Андрей Опарин из Ижевского муниципального театра «Молодой человек», главный режиссер Самарского академического театра драмы имени М. Горького Михаил Лебедев и главный режиссер Мотыгинского драматического театра (Красноярский край) Дмитрий Акимов.

Как всегда бывает после по-настоящему удивившего смотра, напрашивается разговор об увенчанных лаврами финалистах. Составители шорт-листа, конечно, уверены, что они дали шанс лучшим из претендентов. Но эта уверенность все же может быть поколеблена и оспорена.

Сразу уточню: организаторы фестиваля говорят не о готовых спектаклях, а о театральных эскизах, из которых может вырасти нечто большее. А может, и нет — что иногда бывает к лучшему. В любом случае зрителю были предъявлены попытки, а потому безапелляционные оценки «это хорошо, а вон то плохо» здесь явно не к месту. Как и критика того, что находится «в процессе» и еще не обрело законченности. Поэтому не получится с чистой совестью попенять на то, что у одного постановщика случился стилистический провал, когда к тонкой, щемящей драме потерявшей сына пожилой четы был подверстан пафосный «документальный» финал, тотчас же придавший творческому высказыванию дешевый привкус. И было бы грешно посмеяться над претенциозной фальшью литературной основы другого эскиза, в котором экзистенциально-неприкаянная девочка-подросток из дегенеративной среды говорит о своих бедах как графоман высокого полета — вылитое в финале на героиню ведро бутафорской крови показалось на этом фоне самой естественностью. Поэтому дальше — только о радостях и никакой критики.

Три финалиста, вызвавшие у меня настоящий восторг, это на самом деле настоящие, полноценные спектакли, пусть и в «коротком метре». За очень небольшое количество дней, отведенных на подготовку, режиссеры сумели вчитаться в пьесы, понять авторов и передать свою уверенность артистам, которые подошли к процессу со всей серьезностью. Особо отмечу разнообразие выбранных тем. Здесь все как в жизни — нашлось место и проблемам экологии, и коммуникации в обществе, которая часто представляет собой трудную и почти непроходимую гонку с препятствиями, и просто любви, которая всегда желанна, даже если она трагична.

Главрежу Челябинского молодежного театра, выпускнику ГИТИСа и ученику Евгения Каменьковича Ивану Миневцеву досталась пьеса «Московский мусор» ярославского автора Любови Страховой. На правах ближайших соседей Москвы жители Ярославской области не понаслышке знают, чем чревато соседство с бытовыми полигонами, к которым постоянно курсируют мусоровозы со всего столичного региона. Но, как оказалось, и несвежее дыхание московских отходов вполне может превратиться в живоносное веяние зефира, сулящего всякого рода выгоды для людей, которым не повезло с образованием и привычкой к труду, а потому приходится как-то выживать. Перед зрителями возникает молодая пара — находящаяся в положении Рита (Оксана Сырцова) и быковатый Миша (Иван Байкалов), который тоже находится в счастливом ожидании — на этот раз долгожданной работы сотрудника полигона/свалки. Грядущая постоянная занятость будущего папаши для семьи не только более-менее регулярный доход, но и гипотетическая возможность построить бизнес на реализации столичных «нямок», выброшенных на помойку зажравшимися москвичами. Если, разумеется, удастся вынести богатый улов из-под носа охранников, следящих, чтобы рабочие мусорки не борзели. Но в этом поможет друг семьи — навороченный и опытный Серый (Максим Крупский), облаченный в брендовые отходы, научит, как и что удобней тащить, объяснит, какая просрочка вкуснее и безопасней, а к какой нужен особый санитарно-гигиенический подход. Рита поначалу очень недовольна идейным предательством мужа, ведь Миша, как и многие местные, ходил протестовать против размещения под самым носом смердящего полигона. Но это только мусор пахнет, а деньги, как известно, нет. Даже если они только гипотетические. Все эти дискуссии, мечтания, надежды преподносятся с большим юмором и фарсом. Очень смешно — пока вдруг не понимаешь, что произошло непоправимое и ребенка молодой семье дождаться не суждено.

Комикование и гипербола стали рабочими инструментами и для тандема режиссера Артема Устинова (РАТИ-ГИТИС, мастерская Сергея Женовача) и драматурга из города Серов Катерины Антоновой. Название пьесы «Уголь» настраивает на что-то эпическое, масштабное, связанное с углеводородами, полезными ископаемыми и всем таким индустриально-героическим. Но нет — это всего лишь история о том, как обеспеченная городская фря Лиза (Марина Конюшко) заявилась в магазин по соседству с садовым товариществом прикупить забытого угля для мангала. Задача была решена, но как, — на грани истерики и умопомешательства. В зале стоял хохот — и вполне оправданный, без часто встречающейся неестественной зрительской экзальтации. Сбой на кассе, неработающая карточка, поиски помощи у заугольных гопников и недостающей наличной мелочи на магазинном полу — на всех этапах над бедной Лизой издевались, помогая одновременно, решительно все. Включая сам мешок шашлычного угля. Марину Конюшко я приметил в спектакле «Вещь» по «Бесприданнице» Островского, где актриса создала гротескный образ Хариты Огудаловой. «Уголь» же превратился в получасовой бенефис артистки, украшенный также запомнившейся работой ее коллег. Спасибо Катерине Антоновой за отличную пьесу и режиссеру Устинову за выдумку.

«Уголь», пожалуй, вполне заслуженно стал фаворитом публики. Мне же больше всего пришелся по вкусу эскиз «Арбуз», созданный режиссером Михаилом Лебедевым по пьесе екатеринбургского драматурга Анны Киссель. Лебедеву и актрисам Варваре Костериной и Олесе Линьковой пришлось труднее, чем коллегам, избравшим жанр комедии. Там весело, ярко, захватывающе. А история любви двух женщин к одному, по правде сказать, совсем не выдающемуся мужчине, мало чем обещала поразить. Согласитесь, тема страданий разведенки — с одной стороны и, пуще того, трудовой мигрантки — с другой, не самая благодатная для обработки нива. Достаточно низкий и мелкий предмет для сцены. Начал смотреть только потому что сиди уже и смотри, раз пришел. Переключал бы каналы в телевизоре — прощелкал бы дальше. Но актрисы создали такие характеры, а режиссер развел на сцене такую эстетику и симметрию, что захватило и понесло. Само собой, все это было бы невозможно без высокого качества литературной основы — напомню, на этом фестивале был и иной пример. «Арбуз» же из тех спектаклей, которые назовут авторскими, поместят на малую сцену и будут ждать на них особую, тонкую публику. И она придет, хотя кассы не сделает. Но тем и жив театр — настоящий, рождающийся в том числе и на таких невеликих по размеру, но не по сути, фестивалях. За что команде Stories низкий поклон.

Читайте также

Подпишитесь,
чтобы не пропустить новости